Что значит выявленный объект культурного наследия

Что значит выявленный объект культурного наследия

Информация об изменениях:

Законом Свердловской области от 20 июля 2015 г. N 88-ОЗ статья 10 настоящего Закона изложена в новой редакции, вступающей в силу через десять дней после официального опубликования названного Закона

Статья 10. Выявленные объекты культурного наследия

1. Объект, обладающий признаками объекта культурного наследия, в отношении которого в уполномоченный исполнительный орган государственной власти Свердловской области в сфере охраны объектов культурного наследия поступило заявление о его включении в единый государственный реестр объектов культурного наследия, является выявленным объектом культурного наследия со дня принятия уполномоченным исполнительным органом государственной власти Свердловской области в сфере охраны объектов культурного наследия решения о включении такого объекта в перечень выявленных объектов культурного наследия.

Объекты археологического наследия в соответствии с федеральным законом считаются выявленными объектами культурного наследия со дня их обнаружения. Выявленные объекты археологического наследия включаются в перечень выявленных объектов культурного наследия решением уполномоченного исполнительного органа государственной власти Свердловской области в сфере охраны объектов культурного наследия в течение трех рабочих дней со дня поступления сведений об объекте археологического наследия в порядке, предусмотренном федеральным законом.

2. Выявленные объекты культурного наследия до принятия решения о включении их в единый государственный реестр объектов культурного наследия либо об отказе во включении их в этот реестр подлежат государственной охране в соответствии с федеральным законом.

3. Уполномоченный исполнительный орган государственной власти Свердловской области в сфере охраны объектов культурного наследия осуществляет формирование и ведение перечня выявленных объектов культурного наследия, расположенных на территории Свердловской области, в порядке, установленном федеральным органом охраны объектов культурного наследия.

Уполномоченный исполнительный орган государственной власти Свердловской области в сфере охраны объектов культурного наследия исключает выявленный объект культурного наследия из перечня выявленных объектов культурного наследия на основании решения о включении такого объекта в единый государственный реестр объектов культурного наследия или об отказе во включении его в этот реестр, принятого в порядке, предусмотренном федеральным законом.

>
(утратила силу)
Содержание
Закон Свердловской области от 21 июня 2004 г. N 12-ОЗ "О государственной охране объектов культурного наследия (памятников.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Обязательства по сохранению объекта?! Это имеется в иду Охранное обязательство на здание или помещение?!

Объекты культурного наследия в соответствии с настоящим Федеральным законом подразделяются на следующие виды:

памятники – отдельные постройки, здания и сооружения с исторически сложившимися территориями

Под государственной охраной объектов культурного наследия

выявление, учет, изучение объектов культурного наследия, предотвращение их разрушения или причинения им вреда, контроль за сохранением и использованием объектов культурного наследия

Объекты, которые представляют собой историко-культурную ценность и в отношении которых вынесено заключение государственной историко-культурной экспертизы о включении их в реестр как объектов культурного наследия, относятся к выявленным объектам культурного наследия со дня поступления в федеральный орган охраны объектов культурного наследия или в орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, уполномоченный в области охраны объектов культурного наследия (далее – соответствующий орган охраны объектов культурного наследия), документов, указанных в статье 17 настоящего Федерального закона.

Соответствующий орган охраны объектов культурного наследия направляет письменное уведомление собственнику выявленного объекта культурного наследия или пользователю им о дате поступления в соответствующий орган охраны объектов культурного наследия документов, указанных в статье 17 настоящего Федерального закона, в течение семи дней.

5. Соответствующий орган охраны объектов культурного наследия уведомляет собственника выявленного объекта культурного наследия или пользователя им о решении органа государственной власти субъекта Российской Федерации, а в случае, предусмотренном пунктом 9 настоящей статьи, о решении Правительства Российской Федерации о включении данного объекта культурного наследия в реестр либо об отказе включить данный объект в реестр – в течение тридцати дней со дня принятия решения указанными органами государственной власти.

Особенности владения, пользования и распоряжения объектом культурного наследия, включенным в реестр, и выявленным объектом культурного наследия

Собственник объекта культурного наследия несет бремя содержания принадлежащего ему объекта культурного наследия, включенного в реестр, или выявленного объекта культурного наследия с учетом требований настоящего Федерального закона, если иное не установлено договором между собственником и пользователем данным объектом культурного наследия.

Читайте также:  Постановление о возобновлении дознания

При государственной регистрации права собственности на объект культурного наследия собственник принимает на себя являющиеся ограничениями (обременениями) права собственности на данный объект и указываемые в охранном обязательстве собственника объекта культурного наследия обязательства по содержанию объекта культурного наследия, по его сохранению (включая требования к порядку и срокам проведения реставрационных, ремонтных и иных работ), требования к условиям доступа к нему граждан, иные обеспечивающие его сохранность требования.

Охранное обязательство собственника объекта культурного наследия оформляется:

органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации

местной администрацией муниципального образования

22 октября 2014 года подписан Федеральный закон № 315-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" и отдельные законодательные акты Российской Федерации"

Данный закон вносит масштабные поправки в законодательство об объектах культурного наследия, но помимо чисто административных вопросов вторгается в вопросы гражданского права и оборота, вводя одиозные нормы, обоснованность которых, в моём понимании, крайне сомнительна, и появление их в законе можно объяснить только тем, что писали их люди, далёкие от гражданского права. Вероятно, они очень уважаемы на поприще сохранения объектов культурного наследия, истории, науки и пр., но когда пишут правовые нормы, неплохо бы и с юристами-цивилистами советоваться.

Итак, речь, собственно говоря, идёт о поправках, в первую очередь, в статью 48 Закона "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" и отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее – «Закон об ОКН»), а точнее (и в первую очередь) о новом пункте 10 этой статьи, согласно которому:

«10. Договор, предусматривающий передачу права собственности на выявленный объект культурного наследия, прав владения и (или) пользования таким объектом, должен содержать в качестве существенного условия обязательство лица, у которого на основании такого договора возникают право собственности на такое имущество или права владения и (или) пользования таким имуществом, по выполнению требований, установленных пунктами 1 – 3 статьи 47 3 настоящего Федерального закона в отношении такого объекта. В случае отсутствия в таком договоре указанного существенного условия сделка является ничтожной

В чём великий смысл такой нормы?

Напомню, что согласно статье 18 Закона об ОКН к «выявленным ОКН» относятся «объекты, которые представляют собой историко-культурную ценность и в отношении которых вынесено заключение государственной историко-культурной экспертизы о включении их в реестр как объектов культурного наследия, относятся к выявленным объектам культурного наследия со дня поступления в федеральный орган охраны объектов культурного наследия или в орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, уполномоченный в области охраны объектов культурного наследия (далее – соответствующий орган охраны объектов культурного наследия), документов, указанных в статье 17 настоящего Федерального закона».

Согласно той же статье на Выявленные ОКН распространяется режим ОКН. Разница только в том, что «Выявленные» не внесены в реестр ОКН, т.е. не имеют официального решения об отнесении их к ОКН определённого (федерального, регионального или местного) значения.

Очевидно, законодатель пытался таким образом заставить продавцов, арендодателей и пр. доносить информацию до покупателей, арендаторов, что они покупают или арендуют некий объект особого рода, с особыми ограничениями и обременениями.

Всё это хорошо, но, как говориться, «зачем же стулья ломать»?

Ведь если продавец не доносит до покупателя сведения об ограничениях или обременениях товара, то это не может и не должно влечь ничтожность сделки уж во всяком случае, потому что обременения и ограничения (тем более публичные) от этого никуда не деваются и не пропадают. Последствия известны – возмещение убытков и прочие меры гражданско-правовой ответственности, в худшем случае оспоримость сделки по мотивам введения в заблуждение. Но никак не ничтожность! Тем более в ситуации, когда поправками в ГК наоборот пытаются стабилизировать оборот, отменяя ничтожность даже противоречащих закону сделок (п. 1 ст. 168 ГК).

И ведь как по-иезуитски формалистично и некорректно сделана норма! Ведь явно цель, которая преследуется – донести до контрагента информацию о наличии обременения товара – т.е. достаточно просто указать в договоре, что объект является Выявленным ОКН. И всё! Потому что дальнейшие вытекающие из этого последствия в законе впрямую указаны – обязательства по пп. 1-6 ст. 47 3 Закона об ОКН императивны и для собственников ОКН и для иных владельцев и пользователей в силу п. 1 ст. 47 3 , п. 11 ст. 47 6 . Зачем же заставлять впрямую переписывать обязательства, связанные с содержанием ОКН из закона?

Читайте также:  Виды ремонтных работ помещений

Более того, новая ст. 47 1 Закона об ОКН прямо предусматривает, что особые обязательства по содержанию ОКН, описанные в п.п. 1-3 ст. 47 3 Закона об ОКН являются обременением такого объекта, а согласно п. 6 ст. 48 Закона об ОКН эти обременения сохраняются при переходе права собственности, владения или пользования на него.

Соответственно, с публичной (административной) точки зрения нет разницы, донёс ли продавец до покупателя сведения о том, что объект является выявленным ОКН, или не донёс, от этого обязанности покупателя по п.п. 1-3 ст. 47 3 не прекращаются. И уж тем более нет необходимости продавцу писать в договор именно обязательства Покупателя соблюдать положения п.п. 1-3 ст. 47 3 Закона об ОКН, ибо достаточно просто указать, что объект относится к Выявленному ОКН. Ничтожить же автоматом сделку по мотивам отсутствия оговорки о соответствующих обязательствах покупателя представляется и вовсе абсурдным.

Следует отметить, что реестр ОКН на сегодня открытым реестром не является. Более того, учитывая, что реестр ОКН формируют люди, далёкие от права и оборота недвижимости (историки и искусствоведы), то зачастую соотнести данные реестра ОКН с тем или иным конкретным зданием или сооружением без детального изучения паспорта ОКН невозможно. Потому что в реестр ОКН заносятся объекты по их историческому названию, например: «комплекс зданий усадьбы такой-то». Без указания литер или номеров построек, не говоря уже о кадастровых номерах. Иначе говоря, для выявления того, не является ли объект ОКН, нужно писать запрос в местный орган охраны ОКН. Но при таком запросе даже если объект не внесён в реестр, а является только «выявленным ОКН», орган охраны ОКН всё равно об этом сообщит.

Соответственно, если есть малейшее подозрение на то, что объект является хотя бы Выявленным ОКН, осмотрительный покупатель должен сразу писать запрос в местный комитет охраны памятников и запрашивать там сведения о статусе и копии документов. В этом смысле особой разницы между ОКН и Выявленными ОКН на сегодня нет.

Далее неоправданные ограничения гражданско-правового характера вносятся не только к обороту Выявленных ОКН, но и ОКН, внесённых в реестр ОКН. Помимо п. 10 ст. 48 новой редакции Закона об ОКН обратите внимание также и на новый п. 7 этой статьи:

«7. В случае, если к моменту заключения договора, предусматривающего передачу права собственности на объект культурного наследия, включенный в реестр, земельный участок, в границах которого располагается объект археологического наследия, либо права владения и (или) пользования таким имуществом, в отношении указанного объекта, земельного участка действует охранное обязательство, предусмотренное статьей 47 6 настоящего Федерального закона, такой договор должен содержать в качестве существенного условия обязательство лица, у которого на основании такого договора возникает право собственности на указанное имущество или право владения и (или) пользования этим имуществом, по выполнению требований, предусмотренных соответствующим охранным обязательством, порядок и условия их выполнения. В случае отсутствия в договоре предусмотренного настоящим пунктом существенного условия сделка является НИЧТОЖНОЙ.

Копия охранного обязательства является неотъемлемой частью договора, указанного в абзаце первом настоящего пункта.»

Этот пункт из серии того же правового абсурда, что и п. 10 ст. 48 по тем же причинам.

Закон и так впрямую содержит положение о переходе обязательств из «охранного обязательства» к покупателю недвижимости (п. 6 ст. 48, п. 13 ст. 47 6 новой редакции закона об ОКН). Соответственно, объявлять сделку ничтожной при отсутствии соответствующей оговорке об обязательствах покупателя соблюдать охранные обязательства с точки зрения теории гражданского права нет вообще никаких оснований.

Достаточно было бы вообще только последней обязанности – прилагать к договору копию охранного обязательства. И, опять же, несоблюдение этой обязанности может влечь ТОЛЬКО гражданско-правовую ответственность или оспоримость, но никак не ничтожность сделки.

Читайте также:  Продажа нерастаможенных авто в москве

Более того, не очень понятно, как и на каком основании, скажем, продавец будет предусматривать обязательство покупателя ОКН по ПОРЯДКУ И УСЛОВИЯМ выполнения охранных обязательств ОКН (эти положения специально выделены мной выше в тексте п. 7). Какое может быть лицу, избавляющемуся от права собственности на объект, дело до того, как будет в дальнейшем покупатель соблюдать публичные обременения? Что, разве ненадлежащее соблюдение покупателем таких требований может повлечь расторжение или недействительность договора и возврат имущества? Очевидно, что нет. Зачем же тогда подобные нормы?

Неоправданность новых норм Закона об ОКН более чем очевидна. Это всё равно, что объявлять ничтожным, скажем, договор купли-продажи автомобиля, если в нём нет обязательства покупателя поставить машину на учёт в ГИБДД с указанием сроков и подразделения ГИБДД, где он будет это делать, или объявлять ничтожным договор купли-продажи квартиры, если в нём нет обязательства покупателя не топать в квартире по ночам или не ломать стены, смежные с соседними квартирами с переписыванием локальных норм соблюдения общественного порядка по ночам.

Более того, обратите внимание, уважаемые коллеги, что закон говорит о договорах, опосредующих не только передачу выявленных ОКН и ОКН в собственность, но и передачу прав владения И/ИЛИ пользования ими. П. 9 ст. 48 новой редакции Закона об ОКН впрямую упоминает договоры субаренды, к примеру. И отсутствие соответствующих оговорок в таких договорах также влечёт их НИЧТОЖНОСТЬ!

И это, опять же, несмотря на то, что в п. 11 ст. 48 закона об ОКН закрепляется императивная обязанность соответствующих лиц соблюдать нормы Закона об ОКН:

«11. Лицо, которому объект культурного наследия, включенный в реестр, выявленный объект культурного наследия, земельный участок, в границах которого располагается объект археологического наследия, переданы во владение или в пользование на основании договора, обязано выполнять требования в отношении таких объектов, установленные пунктами 1 – 3 статьи 47 3 настоящего Федерального закона.».

Представляется, что при определённом варианте толкования соответствующие нормы будут касаться ВСЕХ сделок, так или иначе предполагающих некое пользование ОКН (выявленных ОКН), в частности, любого строительного подряда, включая подряд на ремонт ОКН, приспособление для современного использования, реставрацию, а также любую аренду или субаренду помещений в ОКН (см. в этом плане п. 13 ст. 48 Закона об ОКН: «13. Положения пунктов 5 – 12 настоящей статьи распространяются на случаи перехода права собственности, прав владения и (или) пользования в отношении части объекта культурного наследия, включенного в реестр, если такая часть относится к предмету охраны указанного объекта, выявленного объекта культурного наследия.»). При более расширительном толковании сюда могут попасть разные договоры по обслуживанию зданий, касающихся ОКН (уборка, клининг и пр.). Тут лучше «перебдеть».

Ну и важно помнить про договоры продажи и аренды (найма) квартир в домах-памятниках.

Так что, уважаемые коллеги, будьте бдительны. Несмотря на всякие там эстоппели, приведённые оговорки закона – новая возможность для спекуляций в виде исков о признании сделок продажи и аренды недвижимости (а заодно и подряда) ничтожными, с применением последствий (особенно квартир в домах-памятниках)! И как будут применять это суды общей юрисдикции, вообще не понятно. Не исключено, что строго формально: нет ссылки на необходимость соблюдения п.п. 1-3 ст. 47 3 в договоре – до свидания, сделка ничтожна. Так что нельзя забывать теперь при продаже, аренде, подряде, касающихся ОКН и помещений в них вставлять в договоры соответствующие оговорки. Особенно важно донести это до риэлторов, работающих с квартирами на вторичном рынке, где часто встречаются дома-памятники, до нотариусов, которые такие сделки заверяют, т.к. эти люди, к сожалению, далеко не всегда и не все следят за новостями законодательства.

Хочется заметить, что, как показывает практика, несмотря на обязанность органов решить статус «выявленных ОКН» в течение 1 года – отнести к ОКН или снять статус «выявленного», объекты могут «висеть» в статусе «выявленных ОКН» годами и даже десятилетиями.

Остаётся надеяться на здравомыслие хотя бы арбитражных судов, что они не будут формально ничтожить сделки на пустом месте, ставя в приоритет стабильность гражданского оборота, применяя эстоппели и здравый смысл.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector