Как раньше наказывали за воровство

Как раньше наказывали за воровство

За воровство во всем времена строго наказывали. Первым на Руси наказание за кражу узаконил Ярослав Мудрый. Но кара была относительно мягка – в виде штрафа. Более жесткие методы использовал Алексей Михайлович, грозясь лишать за воровство частей тела. Петр I продолжил дело своего отца и предпочитал наказывать разбойников по всей строгости, а позднее и вовсе клеймить их, чтобы каждый видел нечестного человека.

Именной указ Петра I с боярским приговором

«О пытке и наказании воров и разбойников»

1682 г, ноября 28

Великие Государи, слушав выписки, указали, и бояре приговорили: которые воры будут в приводе и в расспросе и с пыток учнут виниться в одном разбое, а на том разбое убийства и пожегу не учинили: и таким ворам за один разбой учинить наказание: бить кнутом и отрезав левое ухо, да отсечь у левой руки два пальца меньшие, и сослать в Сибирь на вечное житье с женами и с детьми, которые живут с ними вместе, а не в разделе; а которые воры в приводе будут, а в расспросе и с пыток учнут виниться в одной татьбе, а на той татьбе убийства и пожегу не учинили, и таким ворам за одну татьбу указ учинить тот же, что и разбойникам за один разбой.

А буде которые тати по приводу в расспросе до пытки учнут виниться в одной татьбе: и тех татей после расспросу держать в тюрьме две недели; и буде в тех дву неделях в иных воровствах будут на них челобитчики с явными уликами, и тех татей по тем уликам пытать и в иных воровствах; и буде с пыток в иных воровствах говорить на себя не учнут, и им за одну татьбу чинить указ тот же, что писано выше сего, и за две татьбы велено указ чинить по Уложенью, а за три татьбы казнить смертию.

11 августа по старому стилю (24 по новому) 1904 года в Российской Империи отменили телесные наказания для крестьян и малолетних ремесленников. Это была последняя социальная группа, для которой еще применялись различные виды физического воздействия. Чуть ранее, в июне того же года, телесные наказания отменили на флоте и в армии.

Телесные наказания появились на Руси в глубокой древности вместе с возвышением власти киевских князей. Правда, многие доказывают, что широкие карательные меры уголовного права заимствованы от татар и что до монгольского нашествия телесных наказаний на Руси не было. Например, Карамзин утверждает, что законодательный сборник ХII – ХIII вв. – «Русская Правда» знает только кровную месть и денежную систему выкупа. Единственным наказанием, налагаемым князем вместо штрафа, было « поток или разграбление», что означает изгнание, отдачу в рабство, выдачу народу. «Русская Правда» прямо запрещает телесные наказания: «если кто кого ударит без княжего слова, за ту муку 80 гривен.» Слова «поток или разграбление» означали не только изгнание и др., так назывались и телесные наказания, т. к. в некоторых списках «Русской Правды» « на поток» заменено словами «на бой».

Телесные наказания распределялись на три категории:
1.Членовредительные (изувечивающие) – лишение человека какой-либо части тела или ее повреждение (ослепление, вырезание языка, отсечение руки, ноги или пальцев, отрезание ушей, носа или губ, кастрация).
2. Болезненные – причинение физического страдания путем нанесения побоев различными орудиями (кнут, плети, батоги (палки), шпицрутены, розги, кошки, линьки).
3. Осрамительные (позорящие) – наибольшее значение имеет опозорение наказываемого (например, выставление у позорного столба, клеймение, наложение оков, бритье головы).

Первая группа привнесена в Россию из Византии вместе с распространением христианства, вторая впервые законодательно установлена в Судебнике 1497 года, третья упоминается в тексте Двинской уставной грамоты 1397 года.

Клеймение введено указом царя Михаила Федоровича: в 1637 году на щеке у преступников стали клеймить слово «вор», позже замененное на одну большую букву «В». Использовались и другие варианты: бунтовщиков 1662 года (знаменитый «Медный бунт») клеймили литерой «Б».

Читайте также:  Павильон это здание или сооружение

Отсечение рук и пальцев.

По Уложению 1649 года руки лишались те, кто: в присутствии государя замахивался на кого-нибудь оружием, ранил другого на государевом дворе, при насильственном въезде на чужой двор или судью в приказе. Эта кара назначалась вору за кражу лошади на службе либо укравшему в третий раз на государевом дворе. Кроме того, подьячему за подлог (неправильное составление судного списка) и площадному подьячему за написание заочно земной кабалы. Один палец отсекали за легкую рану, два пальца левой руки – за татьбу (воровство) в первый раз. Левую руку по запястье – за две кражи, за нанесение тяжелой раны, за покушение на своего господина и за третью кражу рыбы из садка или пруда. Левую руку и правую ногу отрубали за один разбой, за церковную кражу, за убийство в драке в пьяном виде с ограблением убитого и за второй грабеж.В 1653 году смертная казнь для воров и разбойников заменили членовредительным наказанием. Руки, ноги, пальцы отрубали также за корчемство (содержание питейных заведений), фальшивомонетничество (выделку воровских медных денег).

Наказание кнутом требовало большого искусства. Палач отходил на несколько шагов от преступника, взмахивал кнутом обеими руками над головой и с громким криком быстро приближался, опуская кнут на спину. К телу прикасался только хвост кнута. Линия одного удара не могла пересекать линию другого. Ударив, палач смахивал с ремня кровь и кожу; кнут размягчался, и после десяти ударов его сменяли.Наказание совершалось медленно, «ударов 30 или 40» в час. Многие умирали под кнутом. Исход зависел не столько от количества ударов, сколько от их силы. Иногда наказываемые выдерживали и 300 удары, а иногда первый же удар ломал позвоночник.

Более легким наказанием считалось битье батогами, т.е. палками или толстыми прутьями с обрезанными концами. Ими выколачивали подати и недоимки; господа били ими слуг, а служилые люди – подчиненных. По суду их назначали за воровство, дурные слова про царя, за ложное слово и дело. «Был бит батогами крестьянин Иван Григорьев за то, что пьяный назвал своего сына государевым семенем.При наказании виновного клали на землю лицом вниз; один палач садился ему на ноги, другой на голову, обхватив коленями его шею. Каждый брал по два прута толщиной в мизинец и били виновного по спине и ниже до тех пор, пока распорядитель наказания не прекращал его или пока не ломались батоги. Побои по животу, бедрам и икрам считались беззаконием. Во время производства экзекуции преступник должен был кричать «виноват», а по окончании кланяться палачам в ноги. Если он этого не делал, то его били до тех пор, пока он не закричит «виноват».

Закапывание в землю «живьем» завершает варварский цикл пенитенциарной системы рассматриваемой нами эпохи, точнее — цикл регламентированных телесных наказаний. В русском уголовном праве использовалось также колесование, подвешивание за ребро, заливание горла металлом (для фальшивомонетчиков). Но это скорее история смертной казни. Закапывание в землю так, чтобы торчала только голова, применялось к женщинам, отравительницам своих мужей. К казнимым приставляли надсмотрщика, который не позволял давать им ни есть, ни пить. Иногда несчастных откапывали еще живыми и отдавали в монастырь на вечное заточение.

Эпоха Петра Первого.

При Петре Великом применение кнута («торговая казнь») назначалась или самостоятельно, или как составная часть процедуры политической смерти, в последнем случае вместе с клеймением. В начале царствования Петра клеймили наложением орла на щеку («заорлить в щеку»), а позднее в двух видах: для тяжких преступников – вырезанием ноздрей,для менее важных – клеймением буквой «В». Торговая казнь признана по Уставам воинскому и морскому и по Генеральному регламенту лишала наказанного чести и даже права служить солдатом. Для солдат и матросов в эпоху Петра I введены новые виды телесных наказаний – шпицрутены и кошки соответственно.

Читайте также:  Парень просит взять кредит на себя

Немецкие шпицрутены — гибкие прутья длиной около сажени и несколько меньше вершка в диаметре (2,1 м в длину и менее 4,5 сантиметров в диаметре). Процедура наказания была крайне жестокой. Обнаженного до пояса осужденного проводили сквозь два длинных ряда солдат, у каждого в руке был шпицрутен. Чтобы осужденный не мог уклониться, его руки привязывали к ружью, повернутому к нему штыком. Наказание полагались за воинские преступления, за чернокнижничество, чародейство и идолопоклонство, за поношение Божьей Матери и святых, за прелюбодеяние и пр.

Кошки — четырехвостные плети с узелками на концах, введены в Морском уставе (1720) для наказания матросов. При Анне Иоанновне кошками стали сечь и проституток (ранее их наказывали батогами и кнутом), а также укрывателей беглых крестьян и преступников. Линьки представляли собой куски каната с узлами, ими били только матросов за дисциплинарные провинности.

Эпоха Екатерины Второй.

Екатерина Великая в своем Наказе объявила телесные наказания допустимыми, за исключением тех, «которыми тело человеческое изуродовать можно» – калеки были обузой для государства. Следуя за западными мыслителями, Екатерина II отрицала взгляд на наказание как на возмездие и развивала мысль, что главная цель наказания состоит в ограждении людей от преступлений и в уменьшении общественного вреда последних. Наказания, направленные против жизни, здоровья и имущества правонарушителей, постепенно уступали место наказаниям, ограничивавшим их свободу, – тюремному заключению, ссылке и каторге. Новые тенденции получили свое дальнейшее развитие в XIX веке.

В 1785 году от телесных наказаний были освобождены дворяне, именитые граждане, купцы первой и второй гильдий, в 1801 году – священники, затем – лица других сословий при наличии образования. Однако к учащимся начальной и средней школ, среди которых преобладали представители привилегированных сословий, розги широко применялись вплоть до 1860-х гг.

В начале XIX века вышел из употребления кнут, ограничивалось число ударов. Уложение о наказаниях 1845 года установило высший предел наказания плетьми и розгами в 100 ударов. Смягчалась кара для больных и старых, исполнение приговора не производилось при сильном морозе и ветре, 1851 года при наказании присутствовал врач. В 1863 году, после упразднения крепостного права и судебных реформ Александра II, телесные наказания были в основном отменены. Женщины вообще от них освобождались, а для мужчин они сохранились в пяти оговоренных в законе случаях:

1) допускалось наказание крестьян по приговору волостных судов до 20 ударов розгами. Освобождались лица с образовательным цензом в объеме среднего образования, лица, занимавшие общественные должности, служившие в армии, страдавшие определенными болезнями и достигшие 60 лет;

2) разрешалось наказание арестантов розгами до 100 ударов с санкции губернатора за нарушение общественного порядка;

3) ссыльнокаторжные и ссыльнопоселенцы за проступки могли наказываться розгами – соответственно до 100 и 30 ударов;

4) плети (до 100 ударов) могли назначаться ссыльнокаторжным при совершении нового преступления;

5) допускалось наказание корабельных служащих хлыстом до 5 ударов и учеников ремесленников до 5-10 ударов розгами.

Официальная советская педагогика с 1917 года считала телесные наказания детей недопустимыми. Они были запрещены во всех типах учебных заведений, но в семье оставались нередким явлением.

Деревенская община не выдавала воров и иных преступников властям, приговор выносился на сходе, в кругу своих.

Неправильно считать самосуды результатом вспышки ярости, эмоциональным стихийным действом — нередко преступника наказывали хладнокровно. Имели место жестокие расправы с летальным исходом — в таком случае все члены общины хранили тайну о событии, а казненный признавался пропавшим без вести. Задержание преступника конвоирами односельчане считали прискорбным упущением, помехой справедливому возмездию.

Читайте также:  Штрафы в гостинице за порчу имущества

Высшая мера наказания назначалась за крупную кражу, поджог и колдовство

Самые жестокие расправы совершались над конокрадами. Беспощадность крестьянской общины объясняется высокой ценностью лошади в хозяйстве, лишиться животного для многих означало разорение. В подавляющем большинстве случаев конокрада ждала смерть, реже — пытки каленым железом, оскопление, забивание гвоздей в голову. Нередко в результате исполнения такого наказания все равно наступала смерть.

За самосуд крестьяне могли быть приговорены к тюремному заключению, но это их не останавливало, так как в справедливости наказания по закону не было никакой уверенности. Нередко власти терпели неудачи в поиске и задержании конокрадов или же назначали по мнению крестьян слишком мягкое наказание.

За воровство зерна, продовольствия и иного добра злоумышленники терпели телесные наказания. Пойманные на краже не дожидались собрания, их били на месте преступления. В этом принимали участие все, кто находился поблизости — соседи и родственники потерпевшего, случайные прохожие. Воров нередко забивали до смерти или калечили, спастись можно было лишь бегством. В народе говорили: “Ничем вора не уймешь, коль до смерти не убьешь”.

Та же участь ждала поджигателя — огонь наносил деревне непоправимый урон, этим и объясняется жестокая кара. В "Тамбовских ведомостях" от 1884 года была опубликована заметка о том, что подозреваемого в поджоге крестьянина привязали к хвосту коня, которого гоняли несколько часов по полю. Историк В. Безгин пишет о стихийном убийстве крестьянки, обвиненной в масштабном пожаре. Расправа со смертельным исходом произошла в присутствии полицейского, который никак не мог повлиять на ход события. После смерти виновной действо не прекратилось — жители деревни Муравьево продолжали оскорблять и плевать на труп, который позже утопили в пруду.

Жестокое наказание со смертельным исходом предусматривалось за колдовство. Услуги ворожей пользовались спросом — к ним приходили врачеваться, искать помощи в повседневных делах. Но когда в деревне начиналась эпидемия, кто-то заболевал непонятной хворью, гиб урожай по какой-либо причине, виноватой считалась по умолчанию местная ворожея. Доказывать причастность ведьмы к бедам деревни или отдельных ее жителей было затруднительно, но этого и не требовалось. Законодательство не предусматривало какой-либо ответственности за колдовство, поэтому наказывали ведьму исключительно в формате самосуда. Зачастую ведьм сжигали, но не гнушались и других методов лишения жизни. Крестьяне отнюдь не считали грехом убийство “служителя сатаны”.

Мелкие кражи и добрачные сексуальные связи карались посрамлением

Виновного в краже заставляли идти по селению с украденной вещью. Вора сопровождали односельчане, которые создавали шум — били в кастрюли, печные заслонки, сковороды и ведра, привлекая всеобщее внимание. Приветствовались крики и хохот.

За жалобы земскому начальнику после унизительной экзекуции виновного ждало повторное наказание с элементами физического насилия. Историк С. Оболенская пишет о событии, когда крестьянка деревни Мешкова была подвергнута “вождению”, после чего униженная женщина обратилась с жалобой в управление. Деревенский староста был арестован на 2 дня за незаконное самоуправство. После его возвращения был собран сход по делу доноса, община обязала мужа виновной выпороть ее кнутом, а ее вещи отдать на водку для односельчан. Решение было исполнено.

За добрачные связи девушек также ждала унизительная процедура — их коротко стригли, надевали на голову сорочку, и обнаженными по пояс гнали по деревне. Считались правомерными истязания неверных жен, для расправы достаточно было одного лишь подозрения — доказательств вины не требовалось. Если женщина жаловалась на побои и жестокое обращение в суд, что становилось известно общине, мужу могли приказать публично избить супругу.

В крестьянской среде на протяжении веков сохранялись собственные законы, которые имели мало общего с официальным сводом. С. Оболенская отмечает, что народные расправы в русской глубинке происходили вплоть до XX века.
Источник

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector