Куда уйти из медицины врачу

Куда уйти из медицины врачу

Летом в петербургских поликлиниках в качестве терапевтов и педиатров начнут вести прием вчерашние шестикурсники медицинских вузов, которым не удалось поступить в ординатуру. «Доктор Питер» узнал, готовы ли они окунуться с головой в практическую медицину и можно ли доверить им пациентов.

Выпускники медицинских вузов Петербурга сдали госэкзамены и готовятся к трехэтапной первичной аккредитации. Те, кто успешно ее пройдет, получат свидетельство об аккредитации — документ, с которым можно уже с 1 августа устроиться работать участковым терапевтом или педиатром в поликлинику.

– У выпускников есть два варианта: кому-то удастся поступить в ординатуру, это порядка 40-45% от общего числа студентов 6-го курса, остальные пойдут работать к нам в первичное звено, – сообщал на заседании правительства Петербурга председатель комитета по здравоохранению Валерий Колабутин. По его словам, благодаря нововведению от Минздрава в поликлиниках ожидается двукратный прирост молодых специалистов.

Напомним, в разгар государственных экзаменов Минздрав издал приказ №212н «Об утверждении Порядка приема на обучение по образовательным программам высшего образования». Выпускники расценили его как препятствие для поступления в ординатуру. С одной стороны, они слышали, что в этом году будут изменения, но какие – узнали только сейчас. В соответствии с приказом, в большей степени их судьбу определит единый тест в рамках аккредитации. Но кроме тестирования, в расчет будут приниматься достижения за все предыдущие годы учебы, каждое из которых оценивается в баллах. Самое большое количество баллов вчерашний студент получает за медицинский стаж, приобретенный во время или после обучения. Тому, кто не доберет нужного количества баллов, но получит аккредитацию, прямая дорога — в участковые терапевты или педиатры. Тем более, что количество «свободных» бюджетных мест в вузах резко сокращено: предполагается, что за государственный счет будут учиться в основном «целевики», поскольку в регионах — дефицит врачей «узкой» специализации. В крупных городах, на селе, наоборот, в дефиците — терапевты.

– Когда вышел приказ, все нервничали и переживали, он вызвал резонанс в студенческом обществе, – говорят выпускники Первого меда. – Сейчас все успокаиваются, ищут пути выхода из ситуации. Конечно, в ординатуру в основном идут на коммерцию. Но и там мало мест. Остальные вынуждены либо менять выбранную специальность, либо становиться терапевтами, либо уходить из медицины. И многие, наверное, 25-30% склонны выбрать последний вариант.

Вернуть долг

Система, предложенная Министерством здравоохранения РФ, в этом году будет опробована впервые. Это попытка восполнить дефицит врачей в первичном звене. Долгое время для решения этой проблемы министерство просили вернуть распределение выпускников медвузов.

– К распределению из советской системы медицинской высшей школы в чистом виде вернуться мы бы не могли – это было бы незаконно. Хотя в нем была логика – если ты обучаешься за государственный счет, будь добр вернуть государству долг, а дальше делай, что хочешь. Та же логика работает и в нынешней ситуации, когда из выпускников решили сделать терапевтов, – говорит проректор по учебной работе Первого Санкт-Петербургского медицинского университета Андрей Яременко.

Конечно, Минздрав не насильно загоняет выпускников в поликлиники. Но на фоне сокращения бюджетных мест в ординатуру и изменения правил приема в нее, выбор для многих становится очевиден. Студентка 6-го курса лечебного факультета ПСПбГМУ им. Павлова Елена Артемьева хотела продолжить обучение в ординатуре и стать оториноларингологом. По новым правилам приема в ординатуру она имеет все преимущества для поступления — красный диплом, участие в научной и общественной деятельности, опыт работы в медицинской организации. Однако бюджетных мест по ее специальности по общему конкурсу в Первом меде просто нет. Все они распределены между целевиками и «платниками». Целевое направление девушке получить не удалось, несмотря на обращения в медицинские учреждения и органы власти:

– Судьба тех, кто не готов платить за ординатуру, определилась — пойдем работать в участковую терапию, – говорит Елена Артемьева, она уже примирилась с будущей работой в поликлинике.

В том, что государство с каждым годом сокращает возможности для получения врачами узкой специализации, Андрей Яременко не видит ничего необычного:

– Каждый человек хочет быть уникальным и получать много денег. Но государству нужны врачи минимальной квалификации в максимальном количестве и с минимальной зарплатой. Это вечный конфликт между человеком и государством, и не только в России. Например, если вы хотите стать пластическим хирургом в США, вам необходимо пройти огромный и тяжелый путь, вкладывать в свое образование большие деньги. Если вы готовы быть general practitioner (врач общей практики), то просто пишите заявление и вас сразу же отправляют работать куда-нибудь в Оклахому, – отмечает проректор.

Будущих врачей больше всего пугают пациенты

Беда в том, что многие школьники, когда выбирают профессию, идут не в медицину, а в престижный вуз. Они прекрасно учатся, как правило, получают дипломы с высокими баллами и уходят в отрасль. Дальше происходит встреча с пациентом и оказывается, что папы который может «решить вопросы» рядом нет, а есть пациент, который остался недоволен качеством лечения и имеет претензии. Столкновение с пациентом в лоб лоб бывает очень драматично. К сожалению, не все к нему готовы, как не всегда готовы к начальным маленьким зарплатам. Такие почти сразу уходят из здравоохранения.

Поэтому у главного терапевта Петербурга Вадима Мазурова допуск выпускников к работе в поликлиниках вызывает много вопросов.

– Им придется сразу же окунуться в реальную жизнь и работу. Пока непонятно, насколько они к этому готовы, – говорит Вадим Мазуров. – Хватит ли выпускнику уровня подготовки, чтобы назначить инструментальные и лабораторные обследования? Сможет ли он вести документацию, заниматься профилактикой, диспансеризацией? Сможет назначить пациенту медикаментозную терапию, выбрать между оригинальным препаратом и дженериком, оценить возможные побочные эффекты? Конечно, у нас есть клинические рекомендации, подготовленные ведущими специалистами, которые врач-терапевт использует в работе. Но когда к нему в течение часа приходят пациенты с ОРВИ, ишемической болезнью сердца, синдромом раздраженного кишечника… Тут же нужно на столе иметь целую библиотеку, чтобы использовать возможности клинических рекомендаций. Такая работа — это огромная нагрузка, требующая серьезной подготовки. Я переживаю за этих детей.

По словам Вадима Мазурова, с настолько молодыми и неопытными специалистами администрации учреждений пока не сталкивались, поэтому от них в этом году тоже потребуется особенное внимание и терпение. Ведь даже после обучения в ординатуре в поликлиники приходили работать единицы молодых специалистов, а кадровый дефицит решался в основном за счет врачей из других регионов страны, которые уже имели опыт работы. По его словам, чтобы выпускник чувствовал себя хотя бы относительно комфортно в новой должности, понадобится минимум два года работы. «Этим ребятам нужно будет помогать, определить наставников и подготовить все условия для работы», – говорит Вадим Мазуров.

Читайте также:  Протокол списания дебиторской задолженности образец

На поддержку рассчитывают и сами выпускники:

– Конечно все студенты переживают, справятся ли они с работой. Возможно, первое время мы будем находиться в одном кабинете с более опытным врачом, – говорит студентка Елена Артемьева. – Но навыки все же у нас есть – последняя практика после пятого курса у всех проходила в поликлинике, новый образовательный стандарт готовил нас к работе участкового терапевта. А для глубины знаний всегда есть справочное руководство – пользоваться им не запрещено.

В ПСПбГМУ им. Павлова отмечают, что готовы помочь своим студентам — для этого есть Центр взаимодействия с выпускниками и возможность телемедицинских консультаций:

– У них всегда есть возможность переговорить с представителем вуза, если возникают какие-то проблемы. Ведь что самое страшное? Когда к тебе пришел больной, а ты не понимаешь, что с ним, – говорит Андрей Яременко и просит относиться к выпускникам с доверием. – Каждый год во время эпидемии гриппа отправляем студентов 6-го курса на работу в поликлиники. И получаем много благодарных отзывов, они — и внимательные, и толковые, и выслушают, и помогут.

При этом Андрей Яременко признает, что выпускника все же сложно назвать полноценным врачом, который может осуществлять весь объем диагностических и лечебных мероприятий.

– Мне кажется, что должна быть какая-то промежуточная должность между выходом будущего врача из вуза и началом его широкой профессиональной деятельности. Когда в Германии человек получает водительские права, он в течение какого-то времени должен ездить в присутствии более опытного водителя. Что-то похожее должно быть и здесь. В свое время была замечательная должность — врач-стажер. Она была создана для врачей, у которых был перерыв в работе более 5 лет. Они получали зарплату, но работали с наставником. Только после этого они выходили на полную ставку. За рубежом тоже есть некая стажировка: у молодого специалиста есть наставник, он работает в коллективе, впитывает медицинские традиции, так и происходит его становление как врача, – говорит Андрей Яременко.

Прогноз: Останутся пришедшие в медицину «по любви»

Чтобы найти себе место в районной поликлинике, выпускники Первого меда могут воспользоваться специально созданной базой вакансий. Количество предложений, по словам Андрея Яременко, в ней достаточное для всех желающих. Но проблема в том, что многим из выпускников не нужны эти рабочие места — они просто не хотят идти работать участковыми терапевтами.

– У каждого есть мечта. Допустим, студент мечтал стать директором клиники авиационной медицины. Первая цель на пути к его мечте — попасть в клиническую ординатуру по экстремальной медицине. А сейчас ему поставили серьезный барьер в виде работы в поликлинике. И если он не хочет работать участковым терапевтом, он не будет этого делать, – отмечает Андрей Яременко.

По словам Вадима Мазурова, даже те студенты, которые отправятся работать в поликлиники, но «не по любви», а из-за безысходности, вряд ли останутся в первичном звене надолго. Это грозит поликлиникам текучкой кадров — молодые врачи будут отрабатывать какой-то срок и вновь пытаться попасть в ординатуру по любимой специальности.

— Это еще одна возможная проблема для руководителей учреждения — они подготовили молодого специалиста, создали комфортные условия для его работы. А через пару лет человек благодарит их и прощается. Но, с другой стороны, другого выхода из нынешней ситуации с дефицитом врачей в поликлиниках пока нет. Может, и не все в итоге убегут. Когда я, проводя аттестацию, вижу молодого терапевта, то обычно спрашиваю, почему он работает в первичном звене. Многие отвечают, что им здесь просто понравилось и захотелось остаться, – говорит Вадим Мазуров.

При этом главный терапевт Петербурга просит пациентов не бояться юных врачей:

— Я думаю, это все же не коснется уровня обследования и лечения пациентов. В конце концов, он зависит не только от терапевта. В лечении будут принимать участие и узкие специалисты. Но здесь тоже есть загвоздка — главное, чтобы выпускник медвуза не стал диспетчером, перенаправляющим своих пациентов к другим врачам для подстраховки. При таком подходе мы не подготовим хорошего специалиста.

Автор: Катерина Резникова, Доктор Питер

Как сообщалось ранее, тихим и спокойным летним деньком 7 июня 2017 года еще ничего не предвещало беды. Однако где-то в черной цитадели Министерства Здравоохранения мрачная фигура в плаще и капюшоне нашептывала в передатчик: “Вот время и настало. Выполнить приказ 212н”. Подробнее читайте: Как один день изменил всю систему ординатуры в России.

Читайте также

Летом в петербургских поликлиниках в качестве терапевтов и педиатров начнут вести прием вчерашние шестикурсники медицинских вузов, которым не удалось поступить в ординатуру. «Доктор Питер» узнал, готовы ли они окунуться с головой в практическую медицину и можно ли доверить им пациентов.

Выпускники медицинских вузов Петербурга сдали госэкзамены и готовятся к трехэтапной первичной аккредитации. Те, кто успешно ее пройдет, получат свидетельство об аккредитации — документ, с которым можно уже с 1 августа устроиться работать участковым терапевтом или педиатром в поликлинику.

– У выпускников есть два варианта: кому-то удастся поступить в ординатуру, это порядка 40-45% от общего числа студентов 6-го курса, остальные пойдут работать к нам в первичное звено, – сообщал на заседании правительства Петербурга председатель комитета по здравоохранению Валерий Колабутин. По его словам, благодаря нововведению от Минздрава в поликлиниках ожидается двукратный прирост молодых специалистов.

Напомним, в разгар государственных экзаменов Минздрав издал приказ №212н «Об утверждении Порядка приема на обучение по образовательным программам высшего образования». Выпускники расценили его как препятствие для поступления в ординатуру. С одной стороны, они слышали, что в этом году будут изменения, но какие – узнали только сейчас. В соответствии с приказом, в большей степени их судьбу определит единый тест в рамках аккредитации. Но кроме тестирования, в расчет будут приниматься достижения за все предыдущие годы учебы, каждое из которых оценивается в баллах. Самое большое количество баллов вчерашний студент получает за медицинский стаж, приобретенный во время или после обучения. Тому, кто не доберет нужного количества баллов, но получит аккредитацию, прямая дорога — в участковые терапевты или педиатры. Тем более, что количество «свободных» бюджетных мест в вузах резко сокращено: предполагается, что за государственный счет будут учиться в основном «целевики», поскольку в регионах — дефицит врачей «узкой» специализации. В крупных городах, на селе, наоборот, в дефиците — терапевты.

Читайте также:  Трещины в новостройке что делать

– Когда вышел приказ, все нервничали и переживали, он вызвал резонанс в студенческом обществе, – говорят выпускники Первого меда. – Сейчас все успокаиваются, ищут пути выхода из ситуации. Конечно, в ординатуру в основном идут на коммерцию. Но и там мало мест. Остальные вынуждены либо менять выбранную специальность, либо становиться терапевтами, либо уходить из медицины. И многие, наверное, 25-30% склонны выбрать последний вариант.

Вернуть долг

Система, предложенная Министерством здравоохранения РФ, в этом году будет опробована впервые. Это попытка восполнить дефицит врачей в первичном звене. Долгое время для решения этой проблемы министерство просили вернуть распределение выпускников медвузов.

– К распределению из советской системы медицинской высшей школы в чистом виде вернуться мы бы не могли – это было бы незаконно. Хотя в нем была логика – если ты обучаешься за государственный счет, будь добр вернуть государству долг, а дальше делай, что хочешь. Та же логика работает и в нынешней ситуации, когда из выпускников решили сделать терапевтов, – говорит проректор по учебной работе Первого Санкт-Петербургского медицинского университета Андрей Яременко.

Конечно, Минздрав не насильно загоняет выпускников в поликлиники. Но на фоне сокращения бюджетных мест в ординатуру и изменения правил приема в нее, выбор для многих становится очевиден. Студентка 6-го курса лечебного факультета ПСПбГМУ им. Павлова Елена Артемьева хотела продолжить обучение в ординатуре и стать оториноларингологом. По новым правилам приема в ординатуру она имеет все преимущества для поступления — красный диплом, участие в научной и общественной деятельности, опыт работы в медицинской организации. Однако бюджетных мест по ее специальности по общему конкурсу в Первом меде просто нет. Все они распределены между целевиками и «платниками». Целевое направление девушке получить не удалось, несмотря на обращения в медицинские учреждения и органы власти:

– Судьба тех, кто не готов платить за ординатуру, определилась — пойдем работать в участковую терапию, – говорит Елена Артемьева, она уже примирилась с будущей работой в поликлинике.

В том, что государство с каждым годом сокращает возможности для получения врачами узкой специализации, Андрей Яременко не видит ничего необычного:

– Каждый человек хочет быть уникальным и получать много денег. Но государству нужны врачи минимальной квалификации в максимальном количестве и с минимальной зарплатой. Это вечный конфликт между человеком и государством, и не только в России. Например, если вы хотите стать пластическим хирургом в США, вам необходимо пройти огромный и тяжелый путь, вкладывать в свое образование большие деньги. Если вы готовы быть general practitioner (врач общей практики), то просто пишите заявление и вас сразу же отправляют работать куда-нибудь в Оклахому, – отмечает проректор.

Будущих врачей больше всего пугают пациенты

Беда в том, что многие школьники, когда выбирают профессию, идут не в медицину, а в престижный вуз. Они прекрасно учатся, как правило, получают дипломы с высокими баллами и уходят в отрасль. Дальше происходит встреча с пациентом и оказывается, что папы который может «решить вопросы» рядом нет, а есть пациент, который остался недоволен качеством лечения и имеет претензии. Встреча с пациентом лицом к лицу бывает очень драматичной. К сожалению, не все к ней готовы, как не всегда готовы к начальным маленьким зарплатам. Такие почти сразу уходят из здравоохранения.

Поэтому у главного терапевта Петербурга Вадима Мазурова допуск выпускников к работе в поликлиниках вызывает много вопросов.

– Им придется сразу же окунуться в реальную жизнь и работу. Пока непонятно, насколько они к этому готовы, – говорит Вадим Мазуров. – Хватит ли выпускнику уровня подготовки, чтобы назначить инструментальные и лабораторные обследования? Сможет ли он вести документацию, заниматься профилактикой, диспансеризацией? Сможет назначить пациенту медикаментозную терапию, выбрать между оригинальным препаратом и дженериком, оценить возможные побочные эффекты? Конечно, у нас есть клинические рекомендации, подготовленные ведущими специалистами, которые врач-терапевт использует в работе. Но когда к нему в течение часа приходят пациенты с ОРВИ, ишемической болезнью сердца, синдромом раздраженного кишечника. Тут же нужно на столе иметь целую библиотеку, чтобы использовать возможности клинических рекомендаций. Такая работа — это огромная нагрузка, требующая серьезной подготовки. Я переживаю за этих детей.

По словам Вадима Мазурова, с настолько молодыми и неопытными специалистами администрации учреждений пока не сталкивались, поэтому от них в этом году тоже потребуется особенное внимание и терпение. Ведь даже после обучения в ординатуре в поликлиники приходили работать единицы молодых специалистов, а кадровый дефицит решался в основном за счет врачей из других регионов страны, которые уже имели опыт работы. По его словам, чтобы выпускник чувствовал себя хотя бы относительно комфортно в новой должности, понадобится минимум два года работы. «Этим ребятам нужно будет помогать, определить наставников и подготовить все условия для работы», – говорит Вадим Мазуров.

На поддержку рассчитывают и сами выпускники:

– Конечно все студенты переживают, справятся ли они с работой. Возможно, первое время мы будем находиться в одном кабинете с более опытным врачом, – говорит студентка Елена Артемьева. – Но навыки все же у нас есть – последняя практика после пятого курса у всех проходила в поликлинике, новый образовательный стандарт готовил нас к работе участкового терапевта. А для глубины знаний всегда есть справочное руководство – пользоваться им не запрещено.

Читайте также:  Стоит ли выходить замуж за таджика

В ПСПбГМУ им. Павлова отмечают, что готовы помочь своим студентам — для этого есть Центр взаимодействия с выпускниками и возможность телемедицинских консультаций:

– У них всегда есть возможность переговорить с представителем вуза, если возникают какие-то проблемы. Ведь что самое страшное? Когда к тебе пришел больной, а ты не понимаешь, что с ним, – говорит Андрей Яременко и просит относиться к выпускникам с доверием. – Каждый год во время эпидемии гриппа отправляем студентов 6-го курса на работу в поликлиники. И получаем много благодарных отзывов, они — и внимательные, и толковые, и выслушают, и помогут.

При этом Андрей Яременко признает, что выпускника все же сложно назвать полноценным врачом, который может осуществлять весь объем диагностических и лечебных мероприятий.

– Мне кажется, что должна быть какая-то промежуточная должность между выходом будущего врача из вуза и началом его широкой профессиональной деятельности. Когда в Германии человек получает водительские права, он в течение какого-то времени должен ездить в присутствии более опытного водителя. Что-то похожее должно быть и здесь. В свое время была замечательная должность — врач-стажер. Она была создана для врачей, у которых был перерыв в работе более 5 лет. Они получали зарплату, но работали с наставником. Только после этого они выходили на полную ставку. За рубежом тоже есть некая стажировка: у молодого специалиста есть наставник, он работает в коллективе, впитывает медицинские традиции, так и происходит его становление как врача, – говорит Андрей Яременко.

Прогноз: Останутся пришедшие в медицину «по любви»

Чтобы найти себе место в районной поликлинике, выпускники Первого меда могут воспользоваться специально созданной базой вакансий. Количество предложений, по словам Андрея Яременко, в ней достаточное для всех желающих. Но проблема в том, что многим из выпускников не нужны эти рабочие места — они просто не хотят идти работать участковыми терапевтами.

– У каждого есть мечта. Допустим, студент мечтал стать директором клиники авиационной медицины. Первая цель на пути к его мечте — попасть в клиническую ординатуру по экстремальной медицине. А сейчас ему поставили серьезный барьер в виде работы в поликлинике. И если он не хочет работать участковым терапевтом, он не будет этого делать, – отмечает Андрей Яременко.

По словам Вадима Мазурова, даже те студенты, которые отправятся работать в поликлиники, но «не по любви», а из-за безысходности, вряд ли останутся в первичном звене надолго. Это грозит поликлиникам текучкой кадров — молодые врачи будут отрабатывать какой-то срок и вновь пытаться попасть в ординатуру по любимой специальности.

— Это еще одна возможная проблема для руководителей учреждения — они подготовили молодого специалиста, создали комфортные условия для его работы. А через пару лет человек благодарит их и прощается. Но, с другой стороны, другого выхода из нынешней ситуации с дефицитом врачей в поликлиниках пока нет. Может, и не все в итоге убегут. Когда я, проводя аттестацию, вижу молодого терапевта, то обычно спрашиваю, почему он работает в первичном звене. Многие отвечают, что им здесь просто понравилось и захотелось остаться, – говорит Вадим Мазуров.

При этом главный терапевт Петербурга просит пациентов не бояться юных врачей:

— Я думаю, это все же не коснется уровня обследования и лечения пациентов. В конце концов, он зависит не только от терапевта. В лечении будут принимать участие и узкие специалисты. Но здесь тоже есть загвоздка — главное, чтобы выпускник медвуза не стал диспетчером, перенаправляющим своих пациентов к другим врачам для подстраховки. При таком подходе мы не подготовим хорошего специалиста.

Всем – здравствуйте! Для начала – чуть-чуть о себе: я- врач-биохимик, работаю в лаборатории одной из многопрофильных московских больниц. Мне 30 лет, я замужем, муж тоже врач, но ЛОР. Проблема вот в чем – я хочу кардинально сменить деятельность. Да, моя работа – вполне выполнимая, рутинная. Но – объемы труда растут, а зарплата (несмотря на обещания нашего правительства) – нет, и плюс к этому, надоел склочный бабский коллектив. Тот коллектив, где так и наровят тебя подколоть (типа, если вы с мужем не хотите детей – значит, ненормальные и неполноценные), состоящий из овуляшек, которым начальство требует уступать постоянно ("онажемать", пусть идет пораньше, а ты – бездетная, посиди, сделай за нее и бла-бла-бла). Их разговоры о дитачках, ЕГЭ, уборке и готовке, а также обсуждении личной жизни знакомых и звезд уже достали – вроде бы, все грамотные врачи, специалисты хорошие, а разговоры на те же темы, что и у поварих. В общем, я чувствую, что медицина – не совсем мое. И не надо говорить, мол, знала, на что идешь. Это бесполезно, тем более, время не повернешь вспять – а жизнь проходит. В продавцы-консультанты – тоже не вариант – зарплата – та же, но ещё и недостачу могут повесить. Ещё просьба ко всем – шутки, вроде "иди работай санитаркой в морг" или "ассенизатором" – в сторону. Просто хочу попросить совета – куда уйти из медицины? Может, кто-то поделится реальными историями о том, что кто-нибудь из вас уходил в другую деятельность и все получилось?

Эксперты Woman.ru

Узнай мнение эксперта по твоей теме

Коротина Светлана Юрьевна

Врач-психотерапевт. Специалист с сайта b17.ru

Анна Николаева

Психолог, EMDR КПТ практик. Специалист с сайта b17.ru

Антакова Любовь Николаевна

Психолог, Консультант. Специалист с сайта b17.ru

Кузьмин Иван Иванович

Врач-психотерапевт, Супервизор. Специалист с сайта b17.ru

Дяченко Елена Владимировна

Психолог, Гештальт-терапевт в обучении. Специалист с сайта b17.ru

Светлана Филиппова

Психолог, Сексолог. Специалист с сайта b17.ru

Спиридонова Надежда Викторовна

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Анастасия Сергеевна Шихалеева

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Волков Роман Леонидович

Психолог, Психоаналитический терапевт. Специалист с сайта b17.ru

Вероника Викторовна Добросельская

Психолог, Коррекция веса. Специалист с сайта b17.ru

Чем промыть ухо, если в неё находится серная пробка в обнимку с
комаром, залетевшего туда в конце сентября?

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector