Реабилитация после уголовного преследования

Реабилитация после уголовного преследования

К сожалению, в ходе уголовного судопроизводства нередко допускаются ошибки, из-за которых может пострадать непричастный к совершенному преступлению субъект; подобные ошибки могут быть допущены как дознавателями, следователями, так и судами. Если такое произошло, привлечённые по ошибке к уголовной ответственности лица в силу ст.53 Конституции РФ вправе рассчитывать на возмещение вреда, возникшего из-за противозаконных действий (бездействия) органов госвласти или должностных лиц, то есть на реабилитацию.

Основные положения, касающиеся уголовной реабилитации, прописаны в главе 18 УПК РФ. Так, согласно ст.133 УПК РФ правом на реабилитацию в уголовном процессе обладают физлица, в отношении которых:

  • был провозглашен оправдательный приговор (исключая уголовные дела частного обвинения);
  • преследование завершилось из-за отказа гособвинителя от обвинения;
  • преследование завершилось из-за отсутствия события или состава преступного деяния, отсутствия заявления пострадавшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения, а также в некоторых других установленных законом случаях;
  • вступивший в законную силу обвинительный приговор отменен, в том числе частично, а уголовное дело было прекращено в виду непричастности осуждённого к совершению преступления либо по иным установленным законом основаниям;
  • при отмене незаконного или необоснованного постановления суда о применении принудительных мер медицинского характера.

Также правом на реабилитацию обладают иные физлица, в отношении которых нелегально практиковались меры процессуального принуждения (например, имели место незаконные задержания, привод, заключения под стражу и т.п.). Достаточно часто требуется помощь по экономическим преступлениям субъектам, выступающим, например, в роли свидетелей.

«На реабилитацию не могут рассчитывать физлица, избежавшие наказания ввиду амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста уголовной ответственности невозможности осознавать характер содеянного и руководить своими действиями в силу отставания в психическом развитии, принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния».

Реабилитация в уголовном процессе: что она включает

Гражданин, ставший жертвой ошибки органов предварительного расследования или правосудия, вправе рассчитывать на:

  1. Возмещение имущественного вреда. Субъект может взыскать с государства, например, неполученные доходы, расходы на услуги защитника, судебные штрафы, стоимость уничтоженного имущества и т.д. Следовательно, в каждом случае сумма может быть разной.
  2. Компенсацию морального вреда. При выяснении величины компенсации следует принимать к сведению длительность процесса, вид санкции, а также иные важные моменты. Помимо денег, гражданину должен принести извинения работник прокуратуры от имени России. Если информация об уголовном деле освещалась в СМИ, то в том же издании должна быть помещена заметка о реабилитации.
  3. Восстановление в трудовых, имущественных, пенсионных и прочих правомочиях. Например, незаконно привлечённый к уголовной ответственности подлежит восстановлению в прежней должности по прежнему месту работы, ему возвращают ранее изъятое имущество, восстанавливается звание и т.д.

«Ряд спорных вопросов применения реабилитации в уголовном судопроизводстве решаются судами в соответствие с Постановлением Пленума Верховного суда РФ от 29 ноября 2011 года № 17 «О практике применения судами норм главы 18 УПК РФ, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве»

Если гражданин хочет взыскать имущественный вред, ему следует обратиться с соответствующим требованием в суд, который принял решение о прекращении уголовного дела (преследования), либо в суд по собственному месту проживания, либо месту расположения органа, постановившего прекратить уголовное дело или преследование, принявшего решение о незаконном применении меры процессуального принуждения. На это отводится 3 года, которые начинают исчисляться с момента, когда лицо узнало о нарушении своих прав. Не позже 30 суток судья решает вопрос о производстве выплат.

Важно!

«Право требования возмещения имущественного вреда принадлежит не только несправедливо обвиненному, но и его близким родственникам в случае смерти последнего. А вот компенсацию за моральный вред родственники просить не вправе, поскольку данное право неотделимо от личности субъекта».

Взыскание морального вреда происходит путем подачи иска, который предъявляется по месту расположения ответчика или месту проживания физлица.

Возможные проблемы

Право на реабилитацию в уголовном судопроизводстве существует, но на практике возникают проблемы с его реализацией. Приведем две основные.

  1. Существенное занижение размера имущественного или морального вреда. Суды, идя на поводу у ответчиков – представителей Минфина – снижают размер компенсации, руководствуясь принципом «разумности и обоснованности».
  2. Незаконный или необоснованный отказ в праве на реабилитацию. Для стороны обвинения (следствия, дознания, прокуратуры и суда) реабилитация – явление крайне нежелательное, поскольку свидетельствует о незаконном уголовном преследовании и указывает на некомпетентность, халатность и несоблюдение законодательства лицами, ранее это преследование осуществлявшими. Кроме того, получая зарплату из государственного бюджета, допустившие нарушения сотрудники делают все возможное, чтобы исключить расходование средств на реабилитацию из этого же бюджета. Поэтому соответствующие должностные лица всячески препятствуют признанию права на реабилитацию.

Решить эти две проблемы вполне может опытный уголовный адвокат, который не только подготовит необходимые документы для суда, но и представит интересы своего доверителя в процессе. Специалист добьется выплаты всех положенных компенсаций в полном объеме, даже если для этого придется обращаться в вышестоящие инстанции.

Кроме того, адвокат поможет восстановить срок исковой давности, если он был упущен реабилитированным субъектом.

Приведем пример, когда гражданин смог добиться справедливости в Верховном Суде РФ.

Алексей Золотарев, незаслуженно помещенный в СИЗО на 3 года и 2 месяца, потребовал возмещения морального вреда. Органы правосудия первых двух инстанций реабилитированному присудили лишь 150 тысяч рублей. В Верховном Суде РФ Золотарев добился присуждения компенсации в размере более 2,3 миллионов рублей – по 2 тысячи рублей за каждый день.

Отсюда следует, что гражданину, имеющему право на реабилитацию, ни в коем случае нельзя опускать руки. Заручитесь поддержкой адвоката, и шансы на получение справедливой компенсации резко возрастут.

Уруков В.Н., заслуженный юрист ЧР, профессор.

Урукова В.М., юрисконсульт ООО "Юридическая фирма "Фабий" (г. Чебоксары).

Одним из актуальных вопросов, возникающих в связи с прекращением уголовного преследования, является вопрос реабилитации. Круг лиц, имеющих право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанное с уголовным преследованием, установлен ч. 2 ст. 133 УПК РФ. Нормы данной статьи на первый взгляд особых трудностей в правоприменительной практике вызывать не должны. Это действительно так, за исключением случаев реабилитации, предусмотренных п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ, которым установлено право подозреваемого или обвиняемого на реабилитацию, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным п. 1, 2, 5 и 6 ч. 1 ст. 24 и п. 1 и 4 – 6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ. Практика применения этой нормы является небесспорной. Данное утверждение можно проиллюстрировать несколькими примерами из практики прокуратуры и судов Чувашской Республики. Так, обвиняемому было отказано в реабилитации в связи с прекращением первоначального уголовного дела. Мотивом отказа являлось то обстоятельство, что в отношении его было возбуждено уголовное дело по другой статье уголовного закона, которое ранее было приобщено к прекращенному уголовному делу.

По другому делу обвиняемому также было отказано в реабилитации в связи с прекращением уголовного дела по ч. 4 ст. 290 УК РФ, поскольку другое вменяемое ему преступление по ч. 1 ст. 285 УК РФ нашло подтверждение.

Аналогично вопросы реабилитации не только решаются другими правоохранительными органами (органами уголовного преследования), но и высшими судебными инстанциями. К примеру, осужденным гражданам Л., П. и О. было отказано в надзорной жалобе о реабилитации в связи с прекращением уголовного преследования по отдельным вменяемым им преступлениям, адресованной в Верховный Суд РФ, который указал, что уголовное дело не было прекращено, а право на реабилитацию лицо имеет только в случае прекращения в отношении его уголовного дела.

Следует отметить, что во всех вышеназванных примерах единственным основанием, послужившим поводом для отказа в реабилитации, явилось неполное прекращение уголовного дела. Как правоохранительные органы (органы уголовного преследования), так и суды общей юрисдикции всех инстанций исходят из следующего: если уголовное дело прекращено полностью, только тогда реабилитация возможна по основаниям, предусмотренным п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ. Как нам представляется, такая позиция органов уголовного преследования и судов напрямую нарушает права человека и гражданина, гарантированные Конституцией России и законодательством РФ, общепризнанные международные принципы в области защиты прав человека. А правоприменительная практика в этой части не только не согласуется с нормами закона, но и искажает заложенный законодательством смысл и суть этой нормы.

Далее попытаемся уяснить – почему. На наш взгляд, ошибочная правоприменительная практика по применению п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ связана прежде всего с тем, что правоприменители не хотят заметить следующее. В преамбуле ч. 2 ст. 133 УПК РФ речь идет о праве на реабилитацию, в том числе праве на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, а не с прекращением уголовного дела. Согласно п. 55 ч. 1 ст. 5 УПК РФ уголовное преследование – процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Стороной обвинения в соответствии с п. 47 ч. 1 ст. 5 УПК РФ являются прокурор, а также следователь, руководители следственного отдела, дознаватель, частный обвинитель, потерпевший, его законный представитель, представитель, гражданский истец и его представитель. Следовательно, уголовное преследование – это прежде всего действия, осуществляемые прокурором, следователем в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, но эта деятельность может быть прекращена не только в период досудебного производства или судебного следствия или же с момента вынесения оправдательного приговора, но и до возбуждения уголовного дела.

Читайте также:  Трудовой договор рабочее время и время отдыха

Исходя из толкования вышеназванных норм, можно прийти к следующему выводу. Во-первых, уголовное преследование может быть прекращено не только на стадиях досудебного производства или судебного следствия, но и на стадии проверки сообщения о преступлении. Во-вторых, право на реабилитацию по п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ имеют не только подозреваемый, обвиняемый, но и иное лицо, которому причинен вред в связи с уголовным преследованием, в частности в связи с проверкой сообщения о преступлении. К примеру, проверялось сообщение о злостном уклонении гражданина от уплаты средств на содержание детей (ст. 157 УК РФ) и, допустим, органы дознания (судебные приставы) приняли постановление о запрете выезда данного гражданина за границу, но информация не подтвердилась. Может ли быть причинен вред данному гражданину? Безусловно, да: срыв официальных мероприятий за границей, отдыха, аннулирование деловых контрактов и т.д. и т.п. Поскольку такой гражданин не привлекался ни подозреваемым, ни обвиняемым, но для него наступили определенные неблагоприятные последствия как материального, так и морального характера, то он вправе требовать реабилитации. Таким образом, прекращение уголовного преследования является самостоятельным основанием реабилитации и напрямую не зависит от прекращения уголовного дела. В норме ст. 134 УПК РФ также говорится о реабилитации лица, в отношении которого прекращено уголовное преследование (заметьте, не в связи с прекращением уголовного дела!). Этот смысл содержат и нормы ч. 3 ст. 24 УПК РФ, согласно которым прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования. Исходя из этого, можно предположить, что "прекращение уголовного дела" – более широкое правовое понятие, чем "прекращение уголовного преследования", их можно соотносить как целое к части: прекращение уголовного дела влечет прекращение уголовного преследования, а прекращение уголовного преследования в отношении конкретного лица может и не прекращать уголовное дело. Доводы судов и правоохранительных органов о том, что в отношении лица уголовное дело не прекращено, а прекращено только в части уголовного преследования, дескать, это лицо не претерпело какие-либо правовые последствия и ввиду этого не вправе требовать реабилитации, совсем некорректны, и их можно опровергнуть на многочисленных примерах из судебной практики. Например, уголовное дело было возбуждено прокуратурой ЧР в отношении гражданина Х. по ч. 3 ст. 159 УК РФ, ч. 1 ст. 285 УК РФ, ч. 1 ст. 290 УК РФ. Суд оправдал гр-на Х. по ч. 1 ст. 285 УК РФ, ч. 3 ст. 159 УК РФ, но ему отказали в реабилитации по ч. 3 ст. 159 УК РФ, ч. 1 ст. 285 УК РФ. Разве гр-ну Х. не были причинены моральный и материальный вред в связи с уголовным преследованием по ч. 3 ст. 159 и ч. 1 ст. 285 УК РФ? Думается, да! Во-первых, санкции ч. 3 ст. 159 УК РФ в сравнении с санкциями норм ч. 1 ст. 290 УК РФ носят более строгий характер, что само по себе оказывает психологическое воздействие на гражданина, т.е. ему уже причинен моральный вред. Гр-н Х. на основании того, что обвинялся в совершении тяжкого преступления, был заключен под стражу, что вряд ли возможно допустить в случае уголовного преследования его только по ч. 1 ст. 290 УК РФ или ч. 1 ст. 285 УК РФ. За время нахождения под стражей Х. не получал заработную плату, он был вынужден обращаться за помощью к квалифицированному адвокату, вот налицо и материальный вред. И наконец, в связи с обвинением в совершении тяжкого преступления в отношении его применялась негласная оперативная разработка: наружное наблюдение, прослушивание телефонных переговоров и другие оперативные мероприятия. Согласно нормам ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" вышеназванные оперативные мероприятия не разрешается осуществлять в отношении лиц, обвиняемых в совершении небольшой и средней тяжести преступлений (таковыми являются преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 290 УК РФ). Если гражданин Х. не обвинялся бы в совершении тяжкого преступления, то он не испытывал бы тех ограничений, которые применились в отношении его негласно и которыми были ограничены его права на неприкосновенность частной жизни. Следовательно, правоограничения, предпринимаемые в отношении подозреваемого, обвиняемого и подсудимого, напрямую зависят от вмененных ему конкретных преступлений.

Изменение правоприменительной практики в сторону реабилитанта в отношении подозреваемых, обвиняемых в связи с прекращением конкретного уголовного преследования сыграло бы положительную роль в области соблюдения основных прав и свобод гражданина. Кроме этого, это способствовало бы прекращению порочной практики, когда уголовное дело необоснованно возбуждается по нескольким статьям УК РФ или несколько раз по одной и той же статье УК РФ (на всякий случай, заранее полагая, что "авось" суд оставит какую-либо статью). Например, Московский районный суд г. Чебоксары в 2009 г. рассмотрел уголовное дело, возбужденное прокуратурой Чувашской Республики, по материалам УБЭП МВД ЧР, согласно которому гражданину М. было вменено 75 (!), другому гр-ну А. – 48 (!), третьему гр-ну Д. – 32 (!) преступления по ч. 1 ст. 290 УК РФ, включая "дежурную" статью – ч. 1 ст. 285 УК РФ. Суд не согласился с доводами обвинения о совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 290 УК РФ, вышеназванными лицами, но при этом не реабилитировал их в связи с оправданием по ч. 1 ст. 290 УК РФ. Отказ в реабилитации вышеназванных лиц суд мотивировал также неполным прекращением уголовного дела в отношении этих лиц.

К сожалению, в вопросе реабилитации лиц в связи с прекращением уголовного преследования Конституционный Суд РФ также не проявил твердость. Так, в Определении КС от 24 марта 2005 г. N 138-О установлено следующее правовое положение: ". ст. 133 УПК РФ, гарантируя подозреваемому или обвиняемому право на возмещение вреда, связанного с его уголовным преследованием, не содержит каких-либо положений, позволяющих отказать в таком возмещении в случае прекращения уголовного преследования по реабилитирующим лицо основаниям, в том числе ввиду отсутствия в его действиях состава преступления, и подтвержденности причинения вреда в результате именно прекращенного уголовного преследования.

. По смыслу уголовно-процессуального закона реализация как права на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, так и права обжаловать решения, принимаемые по данному вопросу, возможна лишь после разрешения по существу уголовного дела, в рамках которого это уголовное преследование осуществлялось. В противном случае суд, прокурор, следователь и дознаватель вынуждены были бы решать вопрос о возмещении вреда реабилитированному еще до того, как в предусмотренном уголовно-процессуальным законом порядке была бы установлена незаконность или необоснованность осуществляемых в отношении этого лица мер уголовного преследования, и подменять тем самым процесс разрешения уголовного дела процедурой решения вопроса о реабилитации, в связи с прекращением уголовного преследования. " Таким образом, КС РФ не отрицает право на реабилитацию в связи с прекращением уголовного преследования, но вместе с тем указывает, что реализация этого права возможна после разрешения уголовного дела по существу, которым это уголовное преследование осуществлялось. Несмотря на это, к сожалению, как показывает повседневная практика, суды и это правовое положение Конституционного Суда РФ фактически игнорируют. Положение усугубляется еще и тем, что вышеизложенные проблемные вопросы мало исследованы теорией уголовно-процессуального права, не нашли широкого обсуждения и в юридической литературе.

Как представляется авторам, следует безотлагательно принять специальное постановление Пленума ВС РФ по применению п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ, что сыграло бы положительную роль в восстановлении таких декларируемых процессуальным законом принципов, как охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, презумпция невиновности.

Читайте также:  Сколько стоит госпошлина на вид на жительство

Это окончание старой истории. После необоснованного возбуждения уголовного дела 5 лет назад человека сначала больше 2 лет пытались осудить, а потом он еще столько же «проворачивал фарш обратно». И вы знаете, провернул. И в этом его заслуга — в его, что называется, воле к победе. Мы ему лишь помогали.

Для реабилитации к делу подключился наш коллега — Ведерников Сергей Михайлович. Работа выполнена им, я — лишь рассказчик.

В конце 2014 года уголовное дело, дважды сходив в суд, было наконец прекращено в связи с отсутствием состава преступления. Но это вовсе не означало, что правоохранительные органы осознали свою вину, раскаялись в содеянном и бросились заглаживать причиненный вред. Увы.

К сожалению, они начали вести себя как нашкодившие школьники.

Прокурор извиняться не стал, как его к тому обязывает ст. 136 УПК РФ. Почему-то (мне действительно не понятно, почему) они очень не любят это делать. Узнав о поступлении в суд заявления реабилитированного о возмещении вреда, он просто взял и «задним числом» отменил постановление следователя о прекращении уголовного дела. Вот и нет основания для реабилитации.

Началось ли после этого дополнительное следствие? Нет, конечно. Никто не собирался его проводить. Всем же было понятно — это прокуратура прячется от реабилитации. И, в принципе, может это делать бесконечно долго. Как бы смешно такое поведение ни выглядело.

Что делать в этой ситуации нашему подзащитному? Писать жалобы. На «неспортивное» поведение прокурора. Жалоб было много. В разные инстанции. «Что божья роса», как говорится. Даже невозможно было установить, где фактически находится уголовное дело. Спрятали.

Так прошел 2015 год. Накануне Нового Года подзащитный позвонил мне и поделился своим тайным желанием взять в руки автомат и «тра-та-та-та, та-та!» Парень упертый, и опыт боевых действий имеет… Я посоветовал ему писать жалобы дальше. Никуда не денутся.

В начале 2016 года следователь, которому также совсем не по вкусу были выкрутасы прокуроров, вновь прекратил дело. Отменять не стали. Извиняться тоже.

Вновь поступившее от реабилитированного в суд заявление о возмещении вреда по неизвестным причинам попало вместо уголовной канцелярии в канцелярию по гражданским делам. И судья прекратил производство в силу невозможности рассмотрения заявления в порядке гражданского судопроизводства. А кто, спрашивается, просил его это делать в соответствии с ГПК РФ?

Набрав полный рот толерантности, защита в третий раз обратилась в суд, крупными жирными буквами написав, кто и как должен рассматривать заявление.

Поняли, что отвертеться не получится. Начали потихоньку удовлетворять требования. Сначала вернули деньги, потраченные на юридическую помощь. Затем обязали прокурора все-таки извиниться. А затем и моральный вред компенсировали.

Хотя нет. Отвертеться пытались до последнего (подробности в судебных решениях). А серьезные всё, вроде, люди. Государевы.

Документы

1. Заявление о возмещен​ии вреда реабилитиро​ванному 152.5 KB 107 2. Постановление о возм​ещении вреда (компен​сация затрат на адво​ката и юриста) 2.8 MB 89 3. Постановление о возм​ещении ущерба (компе​нсация затрат на юри​ста) 3.5 MB 69 4. Постановление об обя​зании прокурора прин​ести извинения 1.1 MB 79 5. Решение о компенсаци​и морального вреда и​ судебных расходов 3.2 MB 106

Все документы в данном разделе доступны только профессиональным участникам портала, имеющим PRO-аккаунт.

Для доступа к документам необходимо авторизоваться

Упомянутые статьи закона

УПК РФ

Автор публикации

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Поделитесь публикацией в соц.сетях, пригласите друзей и коллег к дискуссии

Уважаемый Олег Витальевич, большое спасибо за интересную практику.
Очень жаль, что у прокурорского сословия, в отличие от адвокатского сообщества. не предусмотрено несение ответственности за подрыв (умаление) авторитета государственной власти. которую именно прокуроры и олицетворяют.
В подобном случае описанных безобразий просто бы не могло случиться.

Уважаемый Сергей Николаевич,
ФЗ у нас ПРИНИМАЕТ ГосДума.
СФ их только ОДОБРЯЕТ (либо не одобряет), а Президент — только ПОДПИСЫВАЕТ (либо не подписывает).
Можно привести интересные истории на эту тему — но это уже другие истории.
Генпрокурора однако назначает СФ по представлению Президента.
ГД здесь как-бы НИ ПРИ ЧЁМ:(
Вот и Генпрокурор со своими подчинёнными надзирают (как-бы должны надзирать) за ФЗ, ПРИНЯТЫМИ ГД.
Но совершенно не зависимо от онной.
Кому de-facto подчиняется Генпрокурор? СФ? Отнюдь.
Вспомним историю с внезапной рокировкой Генпрокурора Героя РФ В.В.Устинова после 1 года 2 месяцев второго срока с Министром юстиции Ю.Я.Чайкой.
СФ во главе с С.М.Мироновым очень быстро согласился с Гарантом.
Власть как-бы принадлежит народу. И революции иногда это подтверждают.
Однако на деле власть (в России) принадлежит Главе государства.
https://yandex.ru/. aA.jpg&pos=0&rpt=simage&lr=213

Уважаемый Олег Витальевич, поздравляю Вас с успешным, хоть и очень долгим, разрешением данного дела. «Не царское это дело» прокурору перед простым народом то извиняться. Молодцы, что Вы всё таки боролись до победного!

Уважаемые Олег Витальевич и Сергей Михайлович, спасибо за опубликование материалов этого дела, наглядно показывающего всю низость падения нашей правоохренительной системы, упорно не желающей признавать собственные ошибки.
Вы — молодцы! (handshake)
А вот представители противной стороны в очередной раз показали уровень собственного правосознания, точнее, полное его отсутствие.

Уважаемый Олег Витальевич,
Часть вторая статьи 136 «Возмещение морального вреда»:
«2. Иски о компенсации за причиненный моральный вред в денежном выражении предъявляются в порядке ГРАЖДАНСКОГО судопроизводства.»
Ваш текст:
«Вновь поступившее от реабилитированного в суд заявление о возмещении вреда по неизвестным причинам попало ВМЕСТО УГОЛОВНОЙ канцелярии в канцелярию по гражданским делам.»
С т.з. Логики — я с Вами согласен. Надо последствия нарушения прав рассматривать в том же виде судопроизводства, в котором они были нарушены.
Однако с тз. ФЗ (УПК, ст.136, ч.2) всё не так:(
У меня нет практики по таким требованиям.
Может я что-то не понимаю?
С уважением,

Уважаемый Юрий Борисович, в плане «вернуть денежки» наши законы пишут так, что «не стой здесь, отойди».
Прямой убыток компенсируется в порядке УПК РФ (например, на защитника, и потеря заработка, утрата ценностей), а моральный ущерб ГПК РФ.
В жизни пишут одно заявление, и суды принимают.

Я на днях отыграл в апелляции отмену конфискации транспортных средств, а они давно похищены с арестплощадки. Так чтобы просто вернули ПТС, вступаю в переписку и полемику. Как говорил Карлсон: «Сейчас я вас настигну, тогда и похохочем!».

Уважаемый Олег Александрович,
«Прямой убыток компенсируется в порядке УПК РФ (например, на защитника, и потеря заработка, утрата ценностей),»
Как-нибудь потом выскажу мнение:(
«конфискации транспортных средств, а они давно похищены с арестплощадки»
Какие мелочи:(
На одной юрконференции в Москве г-н Б.Ю.Титов (Уполномоченный Президентом при Президенте) привёл пример, когда СК России не желает прекратить уголовное преследование.
По причине того, что из арестованных 3 млн. бутылок водки — 1 млн. уже пропал:) И его «не могут» найти.

Уважаемый Олег Витальевич и Сергей Михайлович, молодцы!

Мда… Спасибо.
1. Во-первых, сам ищу практику по аналогичным делам, примерно в аналогичной ситуации готовлюсь к иску и большое спасибо за пояснения.
2. Во- вторых. Есть в этом и риторическое содержание. Все-таки, мне кажется, прокуратурка сильно деградировала. Отобрав у нее следствие, получили, еще большего монстра.

Если раньше мажоры, которых там всегда хватало, обтесывались об следствие, то сейчас, этого катастрофически не хватает. Люди не знают и не понимают реальных проблем, возникающих на земле.

Тема для меня близкая, отработал в этой самой прокуратурке, так скажем не мало.

Еще застал те, без всякого сомнения, кровавые временна, когда мой зональный прокурор, обращался ко мне на «вы», и, специально, перед критикой. спрашивал, мое мнение.

Потом пришли хамы. Пришли сынки, исповедующие либеральные ценности, полупокеры, разговаривающие через губу, солдафоны и клерки.

Читайте также:  Нужна ли печать на электронном больничном листе

Меня всегда это поражало, как они это совмещают?
снисходительность к своему полупокерству и одновременно невероятную требовательность к простому народу.
Боюсь, что сейчас, прокуратуры нет, как говорит мой друг — это дизентерия.

Все больше убеждаюсь, что все здоровое и живое в российском правосудие сместилось в адвокатуру.

все здоровое и живое в российском правосудие сместилось в адвокатуру Уважаемый Андрей Леонидович, ну и ОК. Когда разразится буря, должен же быть «Ноев ковчег». Вот и здесь на Праворубе мы что-то по мере сил пытаемся построить. Ради будущих благ, как говорится.

Уважаемый Олег Витальевич! Поздравляю нашего коллегу Ведерникова с заслуженной победой.
К сожалению подобное поведение прокуроров не единичный случай. С аналогичной многократный отменой прекращения уголовного дела я сталкивался в Москве.
В таких случаях только время и наше упорство могут одолеть нежелание государевых людишек извиниться и вынести решение о компенсации.

Уважаемый Олег Витальевич,
Вы молодец! (angel)Столько нервов, терпения. (party) Поздравляю (Y)!
Я сам подошел к этому рубежу.(giggle)
Работал по двум делам:
1. С 2014 года защита участкового (ст.ст. 285-1,285-1,292-2 УК РФ).Дважды дело было в суде. 2016 год- обвинительный приговор.
Март 2017 г- оправдательный приговор, Июнь 2017г- устоялся в апелляции.
Готовится заявление о компенсации.

2. С 2013 года-защита инспектора ДПС (всего их двое, ч.3 ст. 286 УК РФ).
2014 года-оправдательный приговор, отменен. В далекой перспективе снова оправдательный.
Не буду описывать эмоции по поводу действий по этим делам следователей и надзирающих за ними лиц (devil). Это у них конек. Заворачивать из суда на следствие и прекращать-отменять бесчисленное количество раз. (headbang)

Я не совсем понял. По одному заявлению было три решения, или они подавались поэтапно? И при подготовке снимали копии с материалов дела для подтверждения, указывали листы дела и томов?

По одному заявлению было три решения, или они подавались поэтапно? Уважаемый Николай Леонидович, насколько я понимаю, по опубликованному заявлению вынесено только первое постановление. Все остальное — по самостоятельным заявлениям. Надеюсь, Сергей Михайлович подключится к обсуждению и все объяснит — это его «кухня».

Добрый вечер, коллеги.
↓ Читать полностью ↓
Конечно, заявления подавались примерно с периодичностью 2 в год. Сначала иск о возмещении имущественного ущерба реабилитированному и о возмещении морального вреда (примерно июль 2015 года). Тогда мы рассчитывали, что проблем не будет и в течении максимум 3 мес. получим решения. Действовали нахрапом. Объединили все накопившиеся к правоохранительным органам претензии и вперед.
Изначально наши требования в иске о реабилитации выглядели следующим образом.
1. Взыскать с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны РФ в пользу К. в счет возмещения имущественного ущерба реабилитированному по уголовному делу № 1901034-12 сумму понесённых затрат, состоящих из оплаты юридических услуг в размере ____________ рублей 00 копеек.
2. Обязать отдел по городу Конаково следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Тверской области отправить постановление о прекращении уголовного дела № 1901034-12 по месту работы К. в ОР ППС в ЛО МВД РФ на станции Москва — .
3. Направить постановление, вынесенное по заявлению К. о возмещении имущественного ущерба (вреда) реабилитированному, после вступления его в законную силу по месту работы в ОР ППС в ЛО МВД РФ на станции Москва — .
4. Обязать ФКУ «ГИАЦ МВД России» снять с оперативно — справочного учета информацию о связи К. с преступлением предусмотренным ч.1 ст. 306 УК РФ.
5. Обязать УМВД России по Тверской области снять с оперативно — справочного учета информацию о связи К. с преступлением предусмотренным ч.1 ст. 306 УК РФ.
После чего, на первом судебном заседании, узнали об отмене, еще в мае, постановления о прекращении дела и направлении его в СК Конаково.
Это нас очень возмутило!
Иск о возмещении моралки оставили без рассмотрения ввиду нашей не явки, так как других путей не было, по реабилитации суд производство прекратил.

Далее мы начали писать жалобы:
— жалобу прокурору г. Конаково ;
— не получив ответа в областную прокуратуру г. Твери. Ответ на нее пришел из прокуратуры г. Конаково за подписью Бутримовой Т.А., которую мы и просили привлечь к дисциплинарной ответственности;
— в Генеральную прокуратуру РФ;
— Руководителю следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Тверской области Генерал — майору юстиции Кублякову Александру Александровичу;
— Руководителю Следственного комитета РФ;
— в администрацию президента.
Но все эти кляузы не принесли результата.
Дожали мы ситуацию в СК по г. Конаково (в самом низу). В нем следователям так надоели необоснованные отмены, что они вынесли постановление о прекращении дела и не стали его направлять в прокуратуру г. Конаково для проверки. Когда срок для отмены прошел мы обратились заново в Конаковский городской суд. Прокурор был просто в бешенстве! Но сделать ничего не смог.
Затем мы подали заявление на реабилитацию, а его отправили судье по гражданским делам. В процессе судья производство прекратил, так как это была не го компетенция.
Потом мы подали еще одно заявление уже с припиской (не перепутать рассматривается в уголовном производстве). В процессе рассмотрения дела СК Конаково (после нашего дополнительного к ним обращения) отправил постановление о прекращении угдела по месту работы К., а ФКУ «ГИАЦ МВД России» и УМВД России по Тверской области сняли его с оперативно — справочного учета.
В начале лета 2016 г. я обратился в Конаковский горсуд с заявлением об обязании прокурора г. Конаково принести извинения. Тогда нам отказали. По мнению судьи Вершининой Е.В. уголовно — процессуальный закон не содержит предписаний о том, что в случае признания за лицом права на реабилитацию, суд наделен правомочием по возложению на прокурора обязанности принести извинения, поскольку такая обязанность возложена на прокурора законом. Норма ч.1 ст. 136 УПК РФ не требует подтверждения соответствующих органов государственной власти. Она является обязательной для прокурора к исполнению и не требует дополнительного судебного решения.
Это решение нами было обжаловано.
Дальше Матвеев О. В. приложил решения.
С осени 2016 по весну 2017 г. уг.дело К. находилось в областной Прокуратуре г. Твери для проверки. Соответственно суд выносил решения по тем материалам, которые мы ему предоставляли ранее (еще в 2015 г.) Истребовали то старое дело.

В продолжение хотелось бы сказать, что обязать прокурора принести извинения можно только по ст. 125 УПК РФ. Для этого сначала нужно к нему обратиться, а потом обжаловать его бездействие. Результат 100 % даже при отсутствии уг. дела. Конечно ФИО прокурора в последнем заявлении мы убрали. Суд обязал Прокурора именно г. Конаково принести такие извинения, то есть даже без ФИО, именно на него возложили обязанность. Чего мы хотели, добились. По моральному вреду 100 тр это предельная сумма, которую суд взыскивает по таким делам. Даже исходя из практики по МО, а судебные расходы 10 тр. Единственное за что взыскали всю сумму, это оплата услуг адвоката по угделу. В маленьких провинциальных городках (типа Конаково) решающую роль играет человеческий фактор. Судьи. прокуроры, сотрудники СК очень хорошо знают друг друга, и поэтому всячески покрывают. Но добиться справедливых решений можно.

Уважаемый Олег Витальевич, если в постановлении не указано о праве на реабилитацию, то возможно взыскать по аналогии (на Вашем примере)? И еще, очень интересный материал! Поздравляю Вас!

Уважаемая Лариса Александровна, спасибо. А право на реабилитацию возникает независимо от того, что написано в постановлении, в случаях, указанных в ст. 133 УПК РФ (посмотрите, относится ли Ваш случай к перечисленным в этой статье).

Уважаемый Олег Витальевич, поздравляю! А по моральному вреду можно было бы и в Москве просудиться-в Тверском районном суде г. Москвы-по месту нахождения МИНФИНА-я по крайне мере так и просуживался по реабилитации сотрудника.

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector