Учет у психиатра последствия

Учет у психиатра последствия

Психиатрический учёт — устаревшее юридическое понятие, означающее регулярное наблюдение за пациентом, контроль его состояния в амбулаторных психиатрических учреждениях (психоневрологических диспансерах, диспансерных отделениях и психиатрических кабинетах); при этом сам факт такого наблюдения часто приводил к социальным ограничениям.

Психиатрический учёт был введён в СССР приказом Минздрава СССР от 11 февраля 1964 года № 60 «Об обязательном учёте больных с впервые в жизни установленным диагнозом психического заболевания». С этого момента любое обращение к психиатру, сопряжённое с выставлением гражданину любого психиатрического диагноза, автоматически приводило к постановке на психиатрический учёт с сопутствующими социальными ограничениями [1] .

Лица, состоящие на учёте, обязаны были регулярно показываться в диспансере; при этом возможность «сняться с учёта» почти отсутствовала [2] :234 . Имела место практика поголовного «взятия на учёт» всех лиц с нарушениями психической деятельности, попавших в поле зрения психиатра, независимо от их желания [1] [3] . Процент советских граждан, состоящих на учёте, со временем возрастал [4] . Согласно данным, опубликованным в 2007 году, к 1987 году 10 миллионов человек в СССР находилось на учёте в психоневрологических диспансерах [5] .

Факт пребывания на учёте часто приводил к социальным ограничениям [4] [6] [7] и пожизненной стигме [4] . По сравнению с другими гражданами человеку, состоящему на учёте, было труднее получить жильё [4] и устроиться на работу [4] [6] ; люди с психиатрическими диагнозами нередко лишались возможности учиться в вузах [8] ; они не могли получить водительских прав, поехать в санаторий, обменять квартиру и пр. Любая организация могла обратиться в диспансер с запросом о том, состоит ли человек на психиатрическом учёте, и в случае положительного ответа человек подвергался дискриминации [9] . В частности, существовало понятие «нецелесообразность переписки»: психоневрологические диспансеры в нарушение всех норм врачебной этики сообщали без каких-либо ограничений, что гражданин состоит на учёте в диспансере и, следовательно, переписка с ним в ответ на его жалобы нецелесообразна [10] .

В начале 1990-х годов понятие «психиатрический учёт» в РФ было официально отменено. Так, введённый в действие с 1 января 1993 года Закон РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании» психиатрического учёта не предусматривает [1] . Приказом Минздрава РФ от 11 января 1993 года № 6 «О некоторых вопросах деятельности психиатрической службы» приказ Минздрава СССР «Об обязательном учёте…» был признан не подлежащим применению на территории Российской Федерации [11] . Задачами амбулаторных психиатрических учреждений были определены консультативно-лечебная психиатрическая помощь населению и диспансерное наблюдение больных [1] .

Таким образом, вместо понятия «психиатрический учёт» в начале 1990-х годов в РФ были официально введены понятия «консультативно-лечебная помощь» и «диспансерное наблюдение». Соответственно, были выделены группа «консультативно-лечебной помощи» и группа «диспансерного наблюдения». Амбулаторные карты пациентов соответствующих групп обозначались на обложках крупными буквами «К» и «Д» [12] .

Согласно «Закону о психиатрической помощи…», амбулаторная психиатрическая помощь оказывается (за исключением диспансерного наблюдения) при добровольном обращении лица, страдающего психическим расстройством (пункт 2 статьи 26) [13] . По законодательству пациенты консультативно-лечебной группы посещают психоневрологический диспансер только по собственному желанию, а если они не обращаются за помощью на протяжении года, их карты сдаются в архив [12] .

Понятие диспансерного наблюдения отличается от советского понятия психиатрического учёта тем, что речь идёт только о пациентах, нуждающихся в диспасерном наблюдении в данное время (психиатрический учёт был фактически пожизненным) [9] . Диспансерное наблюдение, по «Закону о психиатрической помощи…», «может устанавливаться за лицом, страдающим хроническим и затяжным психическим расстройством с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями». Оно устанавливается «независимо от согласия лица, страдающего психическим расстройством, или его законного представителя и предполагает наблюдение за состоянием психического здоровья лица путём регулярных осмотров врачом-психиатром и оказание ему необходимой медицинской и социальной помощи» (пункт 3 статьи 26). Решает вопрос об установлении или прекращении диспансерного наблюдения комиссия врачей-психиатров; диспансерное наблюдение прекращается при выздоровлении либо при значительном и стойком улучшении психического здоровья лица [13] . В случае прекращения диспансерного наблюдения история болезни («карточка») сохраняется в регистратуре, и человек всегда вправе обратиться к врачу за консультативной помощью [9] .

Лицо, страдающее психическим расстройством, не может отказаться от установленного ему диспансерного наблюдения, однако по смыслу части 4 статьи 11 «Закона о психиатрической помощи…» такое лицо имеет право отказаться от назначенного или проводимого ему в рамках диспансерного наблюдения лечения [1] . Диспансерное наблюдение влечёт за собой определённые ограничения для лиц с психическими расстройствами и может служить причиной отказа в выдаче разрешения на ношение оружия и/или выдаче водительских прав [14] .

Хотя понятие «психиатрического учёта» продолжает использоваться в некоторых вновь принимаемых законодательных актах, в действительности это понятие в амбулаторных психиатрических учреждениях на территории России применяться не должно. Запросы на получение справок о том, состоит или нет гражданин на учёте в психиатрическом учреждении, лишены смысла и являются незаконными, как и выдача справок с указанием: «на учёте не состоит» [1] .

Согласно «Закону о психиатрической помощи…», ни одна организация и ни одно лицо не имеют права писать запросы о том, наблюдается ли человек в диспансере, а психиатрические учреждения не имеют права отвечать на такие запросы. Спрашивать об этом вправе лишь органы суда и следствия, а также медицинские учреждения, если информацию об этом необходимо получить для полноценного лечения или экспертизы. Другие организации могут лишь сделать запрос, может ли гражданин по состоянию своего здоровья выполнять ту или иную работу, и диспансер отвечает на этот вопрос («да» или «нет») вне зависимости от того, наблюдался ли этот гражданин в диспансере, и не предоставляет никаких сведений о диагнозе, который, как указано в статье 9 Закона, входит в понятие «медицинская тайна» [9] .

Необоснованным является и использование некоторыми российскими медицинскими учреждениями понятия «консультативный учёт» — например, в справках о том, что лицо «состоит на консультативном учёте». Словосочетание «консультативный учёт» лишено правового смысла, а содержание такой справки противоречит положениям «Закона о психиатрической помощи…». Между тем официальные лица, получающие ответ о нахождении гражданина на консультативном учёте, приходят к неверному выводу о том, что лицо состоит под диспансерным наблюдением со всеми вытекающими из этого негативными социально-правовыми последствиями [1] .

Ведение консультативного «учёта» пациентов без их ведома и согласия при отсутствии предусмотренного законом либо иным нормативным правовым актом порядка постановки на такой «учёт» может приводить к серьёзным нарушениям прав граждан [1] .

Принято считать, что обращение в психиатрический диспансер, даже обращение к врачу-психиатру частной клиники крайне вредно, необоснованно.

Читайте также:  Можно ли узнать владельца яндекс кошелька

Вот какие варианты причин «не-обращения» озвучиваются чаще всего:

  1. Обращение обязательно приведет к тому, что «потом будут на него навешивать ярлыки»;
  2. «Сделают дураком»;
  3. «Сделают овощем»;
  4. «Сломают ему жизнь»;
  5. «Человека поставят на учет»

Подобные рассуждения – прежде всего от неосведомленности людей о настоящем положении вещей.

  1. Про «навешивание ярлыков». Как говорится: язык твой – враг твой. Не стоит делиться информацией об обращении к психиатру с людьми (даже близкими) которые не помогут в проблеме реально, и от которых нежелательная информация может стать достоянием общественности.
  2. Про «сделают дураком». Нужно понимать, что психическая болезнь – это болезнь, а «дурак» – это пренебрежительное, а подчас оскорбительное обозначение человека, действия которого не укладываются в представления окружающих. К сожалению, разное поведение людей, определяемое любой болезнью, в нецивилизованном обществе принято обозначать как поведение «дурака». Даже, если это поведение обусловлено не психическим расстройством, а, например, тяжелой операцией, потерей конечностей, обезображиванием лица при травме… «Дураком» делают не врачи-психиатры, а как ни странно, окружающие пациента люди в глазах себе же подобных.
  3. Аналогично – про «Сломают ему жизнь».
  4. Про «сделают овощем». «Овощ» в понятии малосведущих (и малокультурных) людей – это безвольный человек, либо человек, чьи психические процессы замедленны, вялы, человек непродуктивный в своих делах; зачастую под понятие «овощ» такие малокультурные и малосведущие люди подводят тяжелые психические состояния, обусловленные самой болезнью – состояние апатии, депрессии, абулии, некоторых проявлений психоза. Не осознавая этого, такие люди считают, что человек стал «овощем» в результате приема лекарств, назначенных психиатром. Однако, это грубейшее заблуждение, которое чаще всего и приводит к антипсихиатрическим действиям. Наоборот, больные, принимающие препараты, восстанавливают свое поведение и при грамотном лечении не производят впечатления больного человека. «Овощ» – это аналогичное «дураку» – тоже грубое и пренебрежительное обозначение психически больного человека, который не получает адекватной психиатрической помощи.
  5. А вот тут-то самое главное. «Психиатрический учет» – это очень широкое понятие. Не каждое психическое расстройство обусловливает психиатрический учет.

Визиты к психиатру можно разделить на пять больших групп.

  1. Консультативная помощь.
  2. Лечебно-консультативная помощь по обращаемости, или консультативный учет
  3. Диспансерная помощь, или диспансерный учет.
  4. Активное диспансерное наблюдение.
  5. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение.

Давайте по порядку. Речь идет о психиатрических учетах, реализуемых государственными учреждениями здравоохранения.

Консультативная помощь – это деятельность врача-психиатра, обеспечивающая любому человеку информацию. Такое возникает в случае необходимости, например, получить заключение о состоянии здоровья (на вождение, ношение оружия, заключение для медико-социальной экспертизы по общему заболеванию, и т.п.). Часто за консультативной помощью обращаются родственники больных, при подозрении у них психического расстройства, для решения каких-либо иных вопросов, где, по их мнению, необходимо участие врача-психиатра. Консультативная помощь ни в коем случае не подразумевает постановку на учет, а подразумевает получение информации, справки.

Лечебно-консультативная помощь (помощь по обращаемости) – это психиатрическая помощь, аналогичная в обычной поликлинике. При подобном обращении врач оценивает психическое состояние, тяжесть состояния и определяет необходимость учета. Для некоторых состояний достаточно одно- двухкратного обращения для получения необходимой помощи, для некоторых состояний необходимо более длительное наблюдение. И в этом случае появляются варианты психиатрического учета: консультативный и диспансерный.

Консультативный учет подразумевает курирование пациентов, психическое состояние которых стабильное и контролируемое пациентом в домашних условиях без посторонней помощи. При этом, пациент изначально до обращения не совершал общественно опасных действий, у него отсутствуют суицидальное поведение, психотические расстройства (бред и галлюцинации). На консультативном учете находятся пациенты с невротическими расстройствами (неврастения, обсессивно-компульсивные расстройства, тревожные расстройства, ипохондрические расстройства). После визита к психиатру, получения рекомендаций пациенту назначается явка в пределах определенного времени, для консультативного учета временной предел составляет 3-6 месяцев. В случае неявки пациент приглашается на прием письмом. В случае отсутствия обращения пациента к психиатру в течение года пациент снимается с консультативного учета.

Консультативный учет у психиатра не приводит к ограничениям жизнедеятельности пациента. Любые вопросы, касаемые получения справок, допуска к разным видам деятельности и т.д. в этом случае решаются сугубо индивидуально.

Диспансерный учет – подразумевает курирование пациентов с нестабильным психическим состоянием, которое трудно контролировать в домашних условиях и/или без посторонней помощи. Для таких пациентов свойственны спонтанные обострения симптоматики, даже при условии адекватной терапии. Таким пациентам свойственно, например: перенесение психозов с галлюцинациями, бредом, суицидальное поведение, грубые расстройства памяти и интеллекта. Диспансерному учету подлежат пациенты с шизофренией, аффективными расстройствами (например, биполярное аффективное расстройство), стойкие выраженные органические расстройства, пациенты с умеренной и глубокой умственной отсталостью. Таким пациентам назначается определенный график визитов к врачу, либо посещение пациента врачом на дому. Заболевания находящихся на диспансерном учете пациентов, как правило, ограничивают их в жизнедеятельности (получении допусков; как правило, эти пациенты имеют инвалидность по психическому заболеванию). Иногда бывает так, что при стабилизации состояния пациент переводится с диспансерного учета на консультативный.

Активное диспансерное наблюдение – это курирование пациентов, находящихся на диспансерном учете и совершивших по болезненным мотивам общественно опасные действия или суицидальные попытки. У таких пациентов более жесткий график визитов к психиатру; помощь врача-психиатра таким пациентам определяется особенностями их психического состояния в соответствии Формулой общественной опасности.

Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение – это принудительная мера медицинского характера, которая назначается решением суда тем больным, которые по болезненным состояниям совершили противоправные действия. Назначение мер медицинского характера в виде принудительного лечения регламентируется рядом статей Уголовно-Процессуального кодекса, освобождающих психически больного от уголовной ответственности за действия, в отношении которых он признается "неспособным в полной мере понимать и осознавать непосредственную опасность для окружающих", то есть, выражаясь юридическим языком, признается невменяемым.

В настоящее время при развитии альтернативной помощи, наличия врача-психиатра в частных клиниках важно знать, что в частной клинике могут наблюдаться пациенты разного типа психиатрического учета. Однако, деятельность врача-психиатра частной клиники сводится к курированию диспансерных пациентов при условии доверия и комплайенса со стороны пациента – аналогично со всеми другими пациентами частной клиники. Можно наблюдать такую картину (мой опыт – не исключение): пациенты, подлежащие диспансерному учету часто предпочитают наблюдаться у частнопрактикующего врача-психиатра. В этом случае пациент ставится в известность о том, что ему будет оказана любая лечебно-консультативная помощь в рамках частной клиники. Но: решение всех экспертных вопросов, получение допусков, принудительное наблюдение и лечение лежит вне пределов компетенции частной клиники, и поэтому ему в этих случаях придется обращаться в и становиться на учет в диспансер.

Читайте также:  Бесплатная юридическая консультация великий новгород

Итак, подытожим вышесказанное:

Психиатрический диспансерный учет – прежде всего касается пациентов с выраженными психическими расстройствами, трудноконтролируемыми в домашних условиях и/или без постороннее помощи, а также психиатрических пациентов, совершивших общественно опасные и/или противоправные действия.

Во всех остальных случаях – обращение к врачу-психиатру не ведет к постановке на учет.

Врач-психиатр частной клиники не ставит на учет. Пациент может наблюдаться у этого врача без постановки на учет. Но: частнопрактикующий врач-психиатр может порекомендовать психиатрический учет в случае особенностей психического состояния и порекомендовать обращение в психиатрический диспансер для решения комиссионных и экспертных вопросов, если их невозможно разрешить в условиях частной клиники.

Вообще, очень грустно об этом, говорить, но 20 лет спустя принятия ФЗ “О психиатрической помощи…” можно ещё встретить регионы, до куда он ещё не добрался. Родина наша необъятна, а бумаги, как мы знаем, идут по стране пешком невзирая на научно-технический прогресс. Пациент с гордостью заявляет ” а я у вас на учёте состою!”. Может поинтересоваться, “а вы можете меня с этого “учёта” снять?”. Даже обращаются в суды, обжаловать “незаконную постановку на учёт”. А судьи принимают исковые!

Следствие и дознание запрашивает “не состоит ли на учете у психиатра гражданин”. На просьбу пояснить, какая же именно информация их интересует улыбаются как слабоумному, но всё-таки любимому младшему братику. И продолжают долдонить “а состоит ли на учете”, “а почему снят с учета” “а если снят с учета зачем экспертиза”. То есть позитивный ответ трактуется как наличие у гражданина психического расстройства, отрицательный – как отсутствие. На “состоящего на учете” гражданина, оказывается, исторически отказывали заводить дела об административных правонарушениях. У Вашего покорного слуги моментально возникла дерзкая идея завести на себя родимого карточку с каким-нибудь “тревожным расстройством” и раз и навсегда решить проблему с поисками общественного туалета. Психиатры заставляли пациентов отходить к ним на прием 5 лет раз в месяц “для снятия с учета”.

И под завязку. Один коллега рассказал, что к нему в 2014 году несколько раз акушеры направляли дам с олигофренией, для того чтобы абортировать беременность недобровольно (!) как “состоящую на учете у психиатра”!

Не удивимся, если в нашей необъятной Родине до сих пор есть такие дикие места…

Такие вот запросы до сих пор присылают из УВД

Историческая справка.

Психиатрический учет был введен в нашей стране приказом Минздрава СССР от 11.02.1964 «Об обязательном учете больных с впервые в жизни установленным диагнозом психического заболевания». Вероятно, изначально данный приказ имел целью анализ заболеваемости психичесими расстройствами. Каждое учреждение обязано было сообщать в вышестоящие инстанции о количестве заболевших граждан, а так же о количестве психобольных, проживающих на вверенной ему территории. То. Есть, если гражданин учитывался в этой сводке как психобольной, он и считался «состоящим на учете”. Законодательно этот вопрос не регламентировался, и с годами стихийно сформировался порядок, при котором гражданин, после выявления у него психического расстройства, вне зависимости от клинической формы и степени выраженности «ставился на учет». С этого момента гражданин считался юридически «психобольным» со всеми вытекающими правовыми ограничениями. При достижении ремиссии, либо иных требований психиатрического учреждения гражданин «снимался с учета». С этого момента он больше не считался «психобольным» и правовые ограничения снимались. Ленинградские коллеги тоской вспоминали, как перед знаменательным событием Партией выдавался указ “всех, состоящих на учёте психически больных – госпитализировать в срок до…” И начинались увлекательные дни по набивке гражданами стен психиатрических больниц. Как больными, как и не очень. Например, вспоминают, как набитую больными палату в одну такую облаву попал мужчина, занимавший не последний пост в администрации Кировского завода. “На учет” к психиатрам он попал, порвав порыве гнева советский паспорт.

А как это всё закончилось.

Введенный в действие с 1 января 1993 г. Закон РФ ‘О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании’ такого учета не предусмотрел, что потребовало приведения в соответствие с Законом всей нормативно-правовой базы.

Во исполнение п. 3 распоряжения Правительства РФ от 21.10.1992 922-р в части пересмотра и отмены актов, противоречащих “Закону о психиатрической помощи”, Минздрав России приказом от 11.01.93 «О некоторых вопросах деятельности психиатрической службы» признал не подлежащим применению на территории Российской Федерации указанный выше приказ Минздрава СССР от 11.02.1964.

Задачами внебольничных психиатрических и психоневрологических учреждений были определены: амбулаторная консультативно-лечебная психиатрическая помощь населению и диспансерное наблюдение больных.

Первоочередной задачей врача психиатра является оказание психиатрической помощи населению исходя из принципов добровольности и гуманности, а не насильственное выявление психических расстройств для регулярного пересчитывания проживающих на вверенной территории психобольных. Такая деятельность вообще показалась бы любому современному доктору как минимум странной. Но не все люди легко преодолевают перемены. Не то чтобы мы хотели обидеть старших коллег. Просто с возрастом гибкость рассудка, способность приспосабливаться к переменам снижается. Это нормально. Сами будем такими же.

Такие вот справочки выдают диспансерах, а значит где-то их требуют и принимают….

Таким образом, с 1 января 1993 г. психиатрический учет в ПНД, диспансерных отделениях и психиатрических кабинетах на территории России более не ведется. Запросы на получение справок о том, состоит или нет гражданин на учете в психиатрическом учреждении, лишены смысла и являются незаконными, равно как и выдача справок некоторыми психиатрическими учреждениями с использованием штампа с указанием: ‘на учете не состоит’.

Такие, как например эта. То есть доктор провел освидетельствование (платно) и вывел такой странный диагноз.

А как же это всё работает сейчас.

Амбулаторная психиатрическая помощь лицу, страдающему психическим расстройством, в зависимости от медицинских показаний оказывается в виде консультативно-лечебной помощи или диспансерного наблюдения.

Консультативно-лечебная помощь оказывается гражданам сугубо на добровольной основе. Консультативная помощь оказывается при отсутствии показаний для постановки под диспансерное наблюдение. Консультативную помощь психиатра граждане могут получать как при кратковремнных психических расстройствах (невротические расстройства, реакция на стресс, расстройство адаптации ), так и при аномалиях развития (расстройства личности, легкая умственная отсталость, когнитивные расстройства). Несовершеннолетние так же могут получать консультативно-лечебную помощь при заикании, нарушении речи, расстройствах школьных навыков, нарушениях поведения, относящимися к психиатрическим заболеваниям весьма условно. Консультативное наблюдение начинается при самостоятельном обращении к психиатру, либо по согласию законного представителя гражданина, продолжается по необходимости и прекращается при улучшении или выздоровлении, либо по желанию гражданина или законного представителя, либо по единоличному решению врача-психиатра (например, при отсутствии обращений за помощью в течение года и более).

Читайте также:  Как могут использовать мои паспортные данные мошенники

Диспансерное наблюдение в свою очередь более напоминает существовавший в СССР «психиатрический учет». Диспансерное наблюдение устанавливается вне зависимости от согласия гражданина при обнаружении у гражданина тяжелых и стойких психических расстройств. Чаще всего диспансерное наблюдение устанавливатся за гражданами, страдающими психозами, шизофренией, выраженным слабоумием. Под диспансерным наблюдением состоят инвалиды по психическому состоянию, граждане, ввиду психического состояния представляющие опасность для себя и окружающих, нуждающиеся в уходе и присмотре, поддерживающем лечении. Однако, диспансерной наблюдение не ограничивает человека в правах в таком широком смысле, как в Советские годы. Диспансерное наблюдение по факту лишь только обязывает психиатра регулярно осматривать пациента вне зависимости от его мнения на этот счет.

То есть, отрицательный ответ на запрос в ПНД, дознанию и следствию правильнее понять ни как “ее болеет”, а “не лечится”. А то, что гражданин не лечится никак не может свидетельствовать в пользу здоровья, как и то что гражданин когда-то лечился вовсе не означает, что он по прежнему болен. То есть, если карточка отправилась в архив, это не означает, что гражданина признали псхически здоровым. Это просто означает, что карточку переложили с одной полочки на другую. И столь высокий интерес общественности, граждан и органов внутренних дел к тому, на какой же именно полочке лежит амбулаторная карточка излишен. Интересоваться нужно состоянием здоровья, разве нет? А не полочками.

Как всегда, самое интересное начинается после слова НО.

Однако, не всё так солнечно. Не торопитесь все в припрыжку бежать в ближайший психдиспансер со своими любовными неурядицами и легким тревожным расстройством, бессонницей в две ночи. Не надо тащить в пнд ребенка за тройку по русскому языку или потому что он пишет левой рукой. Работа любого врача, в том числе и психиатра – ставить диагнозы и назначать лечение! (не путать с психологами и психотерапевтами). Помните, что с введением электронной амбулаторной карты запись с психиатрическим диагнозом останется в ней навсегда, хоть и прочесть её не сможет никто, кроме другого психиатра. Бояться тут особо нечего, чего-то про вас сочинять и вписывать какие-то домыслы никто не станет. Записи оформляются описательно по принципу “чего вижу то и пою”, оставляя делать выводы читающим.

Но, не следует обращаться к врачу психиатру только потому что это бесплатно и очередь к нему меньше чем к неврологу…там или вас не устраивает ваш участковый терапевт, в школе нет психолога, нанимать ребенку репетитора дорого и т.п. Если вы пришли не по адресу, психиатр, разумеется, попытается вас разубедить, но если вы проявите настойчивость, то получите свой долгожданный диагноз и лечение. В МКБ-10 найдется строка для каждого (доктор не вправе отказать в приеме, бесплатная психиатрическая помощь гарантированна каждому гражданину РФ).

Например – армия. Да, молодого человека, получавшего даже однократную консультацию у психиатра ждет неприятная беседа с психиатром призывной комиссии. Даже если это какое-нибудь “расстройство школьных навыков”. Немногие коллеги отважатся отправить парня в войска без обследования, даже если в процессе освидетельствования молодой человек проявит себя как абсолютно здоровый. Слишком велика цена. С ума сойти в армии и положить из табельного взвод может любой. Но только если это будет “состоявший на учете” парень с психиатра стянут шкуру. Так что, исходом этой беседы скорее всего станет вручение направления на обследование в психиатрическую больницу. Где-то смелые коллеги решают такие вопросы амбулаторно за несколько встреч, где-то в режиме полустационара. Но большую часть ребят ждет полноценные 21 день госпитализации в психиатрический стационар. Тут уже всё зависит от политики учреждения. Если действует принцип “Лучше десять косарей забрить, чем один повесится”, то диагноз подтвердят и армия не светит. Впрочем, диагноз снять можно будет в той же больнице через месяц амбулаторно, но об армии можно забыть навсегда. В некоторых больницах “одного повесившегося” считают вполне разумной ценой за “десятерых косарей” и шансы получить заключение “Психически здоров” много больше.

Ещё нужно помнить о родах деятельности, до которых не допускаются граждане, даже поправившиеся от психического недуга. Это работа в экстремальных условиях и работа сопряженная с ответственностью не за свою, а за чужие жизни. Тут всё понятно, если ты и мирное время, будучи дома на всём готовом развил невроз, то что с тобой будет в огне да под пулями. Так что военные институты, МЧС, УВД, “Скорая помощь”, работа в газоспасательных бригадах. Во всех этих допусках Вам будет отказано на основании имевшихся в вашем прошлом заболеваний.

Так же следует упомянуть некоторое неудобство связанное с психиатрией в сельской местности. Дело в том, что принимать экспертные решения в сомнительных случаях в одно лицо психиатр не имеет полномочий. Ситуация автоматически становится сомнительной, если гражданин имеет установленный психиатрический диагноз. Даже если это было давно и неправда. Не в каждой деревне есть даже один врач-психиатр. А уж комиссию из троих вам придется ехать проходить в областной центр. Кстати, сделано это не со зла, а ради вас, граждане. Председателем ВК, как правило, назначают самого компетентного и юридически подкованного врача, таким образом комиссии обычно умнее и лояльнее отдельно взятых докторов. Сельский доктор, вполне себе может продолжать рассуждать категориями “психиатрического учета”,иметь какие-то свои мысли и домыслы. А может и вообще “Закон о психиатрической помощи” до его глубинки ещё не добрался, приказы о медкомиссиях регулярно обновляются, нагромождаются один на другой и конкретики не привносят, а только больше всё путают.

Таким образом, переход от карательной психиатрии к области медицины, основанной на принципах здравомыслия и гуманности за 25 лет сделал большие шаги, но до сих пор не завершен. Есть “дыры” в законодательстве, есть упрямые старики, отказывающиеся принимать новые принципы. Суды “помогают” разобраться лишь исками о “незаконной постановке на учет” для архивного олигофрена и отмены решения отказать в управлении автобусом ремиссионному больному шизофренией, чем по факту только запутывают эту несовершенную систему ещё больше.

Если это всё вас нисколько не пугает – милости просим.

Если пугает – помните о развитой сети частных клиник.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector